Непостежимое. Часть II

«Верка! Я не буду врать. Я даже не анализировал, люблю ли я тебя. Для меня ты всегда-ВЕРКА! Я почти всегда помнил тебя. Я не «фельшер» не надо ни метрик, ни анализов. «Я люблю тебя, Верка!» Я понял это час назад. Но, доходило это до меня четыре года. Ты помнишь Томку?». «Перестань, Сашка, перестань! Всё это ерунда. Не хочу ничего слышать и вспоминать, у меня на это было время. Я тебя люблю и этого у меня никто, даже ты, уже не отымет!».
Ужом, выскользнув из моих рук, она опять встала, упрекнула, ткнув пальцем в бок, что я забываю о своих рыцарских обязанностях, подняла налитые рюмки с напитком, мало соответствующим случаю, но искренним, как и она, произнесла: «Любимый мой, я знаю, это наша первая и, я уверена, последняя ночь. Не перебивай» — пресекла она мою попытку изменить ее монолог. » Да. Как бы этого ни хотелось ты уже не сможешь приехать ко мне. Не сюда, а ко мне. Не надо себя обманывать, пройдет время, и это время нас навсегда разъединит. Но ты знай, я ВСЕГДА буду любить тебя. И ты, уверена, будешь помнить обо мне ВСЕГДА.
Давай выпьем за нас с тобой». Мы выпили. Сказанное, медленно, свинцовой тяжестью, заползало в мозг. Медленно, но неотвратимо, до меня доходило, что Верка, права и от этой правоты по коже полезли колючие, холодные мурашки, поднялись волосы на руках и голове. Я смотрел на Верку, стоящую передо мной и видел как в ее синих, сейчас ничего не видящих глазах, как в калейдоскопе чередовались светлые и темные всполохи, как расширялись и сужались, чтобы расширится вновь зрачки.
Я дотронулся до нее. «Вера». С видимым усилием, стряхивая с себя эти мелькающие в глазах зайчики Верка, как — то устало опустилась, увлекая за собой меня, на кровать, уткнулась лицом мне в колени. «Господи! Сашка, как я устала без тебя. Сашка!». Клокочущий ком застрял в горле. Горячая пелена застила глаза. Господи! За какие грехи ты наказываешь эту девочку вся вина которой только в том, что она ЛЮБИТ и умеет ТАК любить, которой, даже не обязательно, мучительно, но не обязательно находится рядом с любимым, которая из-за этой любви пронеслась над бессчетной вереницей лет и достигла той мудрости, того понимания вещей, которая доступна только в конце долгой и богатой событиями жизни. Я медленно перебирал пальцами ее волосы, гладил по еще девчоночьей спине с выступающими косточками позвоночника, и чувствовал, как в меня перетекает часть ее огромного сердца, способного без слов понимать, то, чего нельзя высказать словами и от этого мне не становилось легче. От сознания того, что мы не в силах, изменить уже запущенную машину судьбы, разрывалось заполненное Веркой сердце. Я, наклоняясь, целовал ее волосы, а она, благодарная, поднимала руку и лохматила мои.
Она, разворачиваясь ко мне лицом, закинула ноги на койку. «Послушай, кудесник, ты меня убаюкаешь. Сашка, спорим, тебя бабы любить будут». В ее глазах опять бегали искорки, и улыбающиеся губы были готовы сорваться в безудержный смех. «С чего ты взяла?» «А ты их всегда по головке гладить будешь». «Ну, Верка. Держись». «Стоп». — она подняла в пионерском салюте руку — «Сашка, я юная пионерка Советского Союза перед лицом своего любимого обещаю и торжественно клянусь сегодня спать с ним и никуда его не отпускать». Она, хохоча, сделала на койке неимоверный кульбит, перепрыгнула через меня. В мгновение ока переставила остатки трапезы на стол. Согнала меня с койки. Стащила одеяло. Поправила простынь. Покрутила, взбивая подушку.
Скинула халат, как-то непонятно изогнув руки за спиной, расстегнула и сняла бюстгальтер, повесила их на спинку кровати. Юркнула под одеяло, под одеялом согнув коленки, сняла трусы, выпростала из под одеяла руку с трусами, покрутила их в воздухе и, смеясь, бросила их мне. «Они Мне сегодня будут мешать. Сашка, тебе мешают мои трусы» Я, принимая игру, то же хохочу от ее проделки и естественно заявляю, что мне ее трусы не мешают. «А коли они тебе не мешают, то положи их со своими и выключай свет». «Верка, мать же придет»
«Не придет. Я ей сказала» Я обалдеваю. «Ты сказала, что будешь спать со мной?» «Да, да, ты что не согласен. Прости! Сашенька, у нас больше этого никогда не будет. Это все что нам отпущено!» Верка опять превратилась из милой смешливой егозы в не менее милую взрослую женщину. Она не уговаривает меня, она как ребенку объясняет мне незыблемость простой аксиомы. Я встал, выключил свет, в кухне светло от фонаря на столбе. Подошел к кровати. Медленно разделся, вешая одежду на спинку кровати с Веркиным халатом и бюстгальтером, в одних трусах сел рядом. «Хочешь, скажу, о чем ты думаешь?» — спросила Верка.
«О чем?» «Положить трусы вместе или нет». Я взорвался хохотом. Вот коза. Снял трусы, положил рядом с ее, откинул одеяло, лег рядом и прижал к себе эту горячую, ставшую самой дорогой, болтушку. Медленно, легкими шажками- поцелуями я перемещался по ее лицу, целовал мягкие, бархатистые губы. Переходил на нос. Неожиданно слегка кусал его и Верка, счастливо заливаясь смехом, говорила, что теперь она никогда не выйдет замуж, потому что будет как Хлопуша в «Капитанской дочке». Я иследывал языком внутренние изгибы уха, а она, прижимая голову к шее, смеялась от щекотки. В наказание за «трусы не положенные вместе» я пальцем проводил между ее ребер, и она взвивалась, хохоча, ввысь и обрушивалась с высоты на меня повторяя тоже, но в обратном порядке. Мы не замечали наготы. Мы наслаждались отсутствием одежды. Наслаждались возможностью быть рядом настолько, насколько это возможно. Наши руки, наши губы, наши глаза изучали и впитывали в себя наслаждение, излучаемое нашими обнаженными телами. Мы кувыркались, насколько позволяла узкая койка, перекатывались, постоянно меняя положения «над» и «под» , прижимались возбужденной плотью друг к другу. Я брал в рот ее огромные, возбужденные соски, перекатывал их там языком, как перекатывают сосательную конфетку, которая никогда не сравнится с их сладостью, сосал, выпускал изо рта и теребил из стороны в сторону носом. Разбирал пальцами волоски на лобке, перебегая вниз, гладил и пожимал все, что попадало под пальцы. Её руки бегали по моему телу, ворошили волосы на голове, пробегали по плечам, по спине, прижимали к себе. Сухими от возбуждения губами прошептала: » Я хочу тебя». Повинуясь ее рукам, телу, вжимавшемуся под меня, я медленно, боясь причинить ей боль, погружался во влажное, горячее, благодарно принимавшее меня наслаждение. Погрузившись до предела, покачивался из стороны в сторону, вверх, вниз, изучая и наслаждаясь этим изучением, переходил на другой уровень, продолжая изучение, и вновь нырял в глубину насладится изученным. Постепенно, повинуясь ее нетерпеливым рукам.
Увеличивал и увеличивал темп и когда от наслаждения начинал плавиться мозг, готовый взорваться и выплеснуться в нее, почувствовал как, изгибаясь, отдавая себя всю, забилась дрожью Верка. Как пульсировала и сжималась, требуя своего, познанная глубина и я, теряя контроль бытия, мощными толчками растворился в ее, еще дрожащей, бездне. Возвращаясь к жизни, я смотрел, как также медленно возвращается Верка. «Мама!» Она еще с закрытыми глазами, слабыми ищущими руками нашла и прижала к груди мою голову и, отдыхая, расслабленно затихла. Мы лежали и каждый молча, усваивал громаду потрясения.
Еще не пришедший в себя я млел от щебета и поцелуев Верки, она тормошила меня, целуя, шептала: «Ты что со мной сделал, медведь. Я чуть не умерла». Ее руки трепетно бегали по моему телу на мгновение останавливались, изучая мое отдыхающее естество, и снова продолжали свой бег, чтобы через секунду вернуться. Ее губы скользили по мне, останавливались на сосках, целовали, подключали острые зубки, заставляя их тихонько исполнять свои обязанности, и снова целовали, сосали, высасывали из меня жизнь. «Ну, не может живой человек выдержать таких испытаний!». Я вскочил, сгреб в охапку смеющуюся, светящуюся, брыкающуюся, теплую и желанную Верку, опрокинул на спину, чтобы наказать за ее пытки. Наказание последовало незамедлительно, и было таким же жестоким, как и то от которого мы еще не успели отдохнуть. Еще тяжело дыша, расслабленно, отстранившись, но, держась за руки, услышали стук и голос Веркиной матери: «Верка, ты там живая?». Только сейчас мы заметили, что на улице уже светло. Верка засмеялась, смешно, заболтала, задрыгала голыми ногами, и каким-то, откровенно счастливым голосом крикнула: «Мамочка! Я уже умерла! Мам, ты иди мы (Мы!) сейчас». Какое там сейчас, мы вновь и вновь кидались к друг к другу. Вновь сплетались, соединялись в единое, не могущее быть иным существо, до тех пор, пока затягивать расставание стало невозможно. Верка встала, огромными, с темными кругами вокруг, глазами посмотрела на меня. Наклоняясь, тихо поцеловала и, прошептав «Пошли» , начала одеваться. Вышли на улицу. Зашли в дом. Я попрощался с Веркиной матерью, потрепал по вихрам карапуза и вышел. Следом за мной выскочила Верка. Мы почти бегом побежали к Сашке. Вышедшая и начавшая было ругаться Сашкина мать, увидев что-то в Веркиных глазах, осеклась. Сашка, пожимая нам руки, произнес: «Ну, вы даете!». Попрощавшись, побежали на автобус. Уже на перроне, рядом, с уже тронувшемся поездом, целуя, и не имея сил оторваться от нее, я пообещал: «Я приеду. Я обязательно приеду, Верка!». «Иди». Уже в тамбуре набиравшего ход поезда, я видел ее какую-то одинокую, сиротливую, с опущенными руками фигурку, и оттого, что я уже не рядом с ней и не могу закрыть ее собой, разрывалось сердце.
Я приехал, почти, через три месяца. Выпертый за отличные успехи со школы, и уже устроившись на работу таскать кирпичи каменщикам, я, выпросив аванс и неделю времени, помчался к Верке. Мы снова оказались с ней в том не знающем границ и времени омуте. Опять и опять поглощали друг друга с жадностью каннибалов и, очнувшись от необходимости расстаться, также трудно расстались.
Больше её я не видел.: …
Кто знает, почему жизнь слаживается не так, как становится очевидным с высоты лет. Я узнавал, в двадцать пять Верка вышла замуж, родила мужу двоих ребятишек и счастлива.
Кто это знает, кроме самой Верки.

Рубрика: Эротические рассказы: Потеря девственности

Непостежимое. Часть I

Не смотря на довольно плачевные успехи в учебе, мне разрешили на весенние каникулы, на три дня, поехать погостить к Сашке. Гостевой визит мы с Сашкой спланировали очень плотно. Галопом носились по родной деревне, забегая к старым знакомым, с которыми дружили и дрались. К девчонкам, в которых влюблялись мы, и которые влюблялись в нас. Время летело стремительно. Родители наших друзей, которые не видели меня долгое время, все как один начинали с того, что всплескивали руками с возгласом, как я вырос. Потом начинались расспросы о здоровье, работе и прочих подробностей существования нашей семьи, волею судьбы покинувшую эту деревню три года назад. Они, пожалуй, искренне были рады увидеть меня, обо всем расспросить и еще раз, с сожелением, убедится в неотвратимом беге времени. Поэтому порой закрывали глаза, если мы «украдкой» выпивали, толпой, бутылку дешевого «плодово-выгодного» вина или ковш браги. Примчавшись, к концу второго дня, на мой, родной сердцу хутор, я спросил у Мишки (у кого мы прервали свой бег) как поживает Верка, бывшая моя соседка. «А куда ей деться? Там и живут с матерью и братом». Как с братом? Оказывается после бригадира, героя Веркиных рассказов у неё появился брат, который был «сделан» нарочно или по роковой неосторожности бригадира и ее матери. А бригадир, козел, навострил лыжи, как только сдали дорожную контору. Вспомнились наше детское «тискание» в строящейся этой конторе. Те, далекие, сладкие воспоминания неодолимо влекли к Верке, смутно требовали продолжения. Надо непременно сходить к ней, а то завтра домой. Идти к Верке с Сашкой как-то не хотелось. «Я к Верке схожу, Сань. Ты, если что, иди домой сам, я потом приду». Я, как и раньше, по огородам, напрямик вышел к Веркиному дому.
Веркина мать, красивая и бойкая, встретила меня, как и все, охами по поводу какой я стал здоровый, чередой тех же вопросов о делах нашей семьи, поинтересовалась, не женился ли я, и на мое, «нет еще» , посоветовала не торопиться. Познакомила меня с мужчиной в их доме, своим сыном, смешным карапузом, который, зная, наверно, свою мужскую значимость, важно расхаживал по комнате и вел неспешную беседу то со мной, то с матерью. Тем временем она накрывает на стол, приглашает поесть, заодно и Верку подождешь, она должна вот-вот подъехать. Зачем-то ее, стрекозу, в центр понесло. Отказавшись от еды, я, что бы не обидеть хозяйку, ограничился чаем. Во время моего чаепития и пришла Верка. Не пришла. Влетела. Увидела меня. Вспыхнула. Подбежала, обнимая, кулачком тихонько тюкнула в лоб. «Думала не зайдешь. Знаю, ты уже два дня как тут». Я онемел. Это,: — Верка? Боже правый! Это та, с острыми коленками егоза, которую я доводил до слез дразнилками, дергал, чтобы досадить за толстенные косички и легко давал подзатыльник, если уж сильно досаждала и увязывалась за нами, куда ей было нельзя. И превратилась в такую.: ! В такую, что перехватывает дух от взгляда в ее огромные глазищи. Немеют язык и руки, при легком прикосновения ко мне ее твердых грудей, жар которых чувствовался через ее платье и мою рубаху. Спасла меня ее мать, посадив ее за стол, есть, а разговоры потом говорить. Верка и за едой трещала как сорока, смеясь, не обидно подкалывала меня и, допив чай, потащила меня на улицу, полазить по хутору. С ней, почему-то, не было той неопределенной скованности, которая бывает при встрече хорошо знакомых, но долгое время не видавшихся людей. Мы обошли с ней все наши места, вспоминая и напоминая друг другу, что где и как происходило. Зашли к некоторым знакомым, и пошли к ней домой. Темнело. Расставаться не хотелось. Верка спросив разрешения матери протопить немного в летней кухне, потянула меня туда. Маленький домик с печкой, столом и кроватью. Здесь, в летнею жару, готовят пищу себе и животным, а иногда, с устатку, можно вздремнуть часок не раздеваясь. Верка заставила растапливать пока печку, в кухне, после зимних холодов, было холодновато, а сама метнулась домой и вернулась, неся хлеб, мелко резаное сало, лук, соленые огурцы, капусту и пол-литровую бутылку браги. Мы поставили все это на табуретку и сидя с ней на койке хрустели огурцами и капустой, заедая перестоявшую, но еще вкусную бражку, выпитую, нами, по рюмке, за встречу. Наверно от хрустящих огурцов, от пьянящей близости Верки у меня развязался язык.
Я рассказывал ей анекдоты и истории, иногда довольно скабрезные, но Верка слушала, наверно не слыша, смотрела на меня сияющими глазами, смеялась и прижималась теплым боком ко мне. В свои пятнадцать, с небольшим лет, она не была красивой, она была божественной! Темная шапка стриженных до плеч волос и огромные блюдца синих, именно синих, сияющих глаз, под длинными, черными ресницами. Эти сияющие, распахнутые солнца не давали возможности смотреть какие там у нее нос и губы, это уже не имело значения. Её ослепительная красота манила и пугала одновременно. Торчащие груди, на которых я невольно останавливал взгляд, упруго натягивали ткань и мягко трепыхались при ее движении. Меня, чуть-чуть смущала позволительность нахождения с этим чудом и в то — же время какая-то возвышенная, легкая радость общения с ней быстро развеяли эту смущенность. Мы вместе перенеслись с ней в тот уже прошедший мир детства, где не существовало пелены условностей, не было лжи чувств, а было торжество познания Мира и Фантазий. Болтая, мы постепенно перешли на тему кто с кем дружит, кто любит и кого любят. В стремнине этого, не знающего стеснения общения я спросил у нее, помнит ли она как мы ели яблоки в недостроенной дорожной конторе.
Она вздрогнула, как от легкого, мгновенного испуга, замерла, — «Я ПОМНЮ ВСЁ!» — произнесла-выдыхнула тихо. Она повернулась ко мне, обхватила ладонями мою голову и, заваливая на кровать, вихрем промчалась поцелуями по глазам, носу, щекам, впилась в губы своими горячими, влажными губами от которых не то, чтобы нельзя, просто не хотелось дышать, позволяя ей полностью властвовать над своим телом и, если согласится, быть ее рабом. Целуя, запыханно выдыхая, она говорила о моей глупости, говорила, что, именно с тех яблок, любит меня безголового. Говорила о том, как она измучилась не видеть меня этих долгих три года. «Я тебя любила всегда!» Любила когда я ей давал щелбаны, чтобы отстала, любила, когда дергал за косы, любила, когда дразнил, любила, когда плакала от обиды, что ее не замечаю, любила, когда мы уехали, и она думала что больше никогда меня не увидит. И сегодня носилась в центр в надежде перехватить мой бег.
Целуя, плакала и смеялась, обжигала меня слезами, телом, словами. Я неумело пытался отвечать на её поцелуи, пробегал руками по волосам, плечам, спине, ягодицам, прижимая её к себе все плотнее. В этом полуобмороке, перевернул её под себя и руки сами, оказавшись под платьем, нетерпеливо и сумбурно, спустили вниз трусы. В этом потоке пожирающего возбуждения вошел в неё, желая наполнить её собой всю, раствориться в ней. И встречая, то легко-пружинящее сопротивление, даже почти не осознавая его, продолжал.
Очнулся от сдавленного, нет не крика, всхлипа на вздохе и от того, как затравленно задергалась и затихла, подо мной, Верка. Я ошалело-испуганно остановился, отпрянул от неё. Верка, с закрытыми глазами, лежала на кровати, белея оголенным животом, с темным треугольником волос между ногами и с размазанными следами крови на них. По вискам к уху стекали струйки слез. Даже не увидев, мгновенно почувствовав всю картину происшедшего, меня, разрядом молнии, пронзила острая, на грани боли, жалость, и, не стыда, а обреченного презрения к себе за обрыв этой бессознательной эйфории. Прикрыл наготу. Чтобы быть ближе к ней прижался лицом к ее груди, прошептал: «Прости! Я не знал» и удивленно: «Верка-ТЫ целка?! !». Она подняла мою голову, прижала к губам и чуть отстранив, открыла, с искорками слез глаза, улыбаясь и уже спокойно, по слогам, произнесла: «БЫ — ЛА» и снова прижала к себе.
Так прижавшись, молча, в какой-то густой атмосфере самоотдачи, лежали, впитывая в себя, друг друга и становились единым, огромным самодостаточным Миром для которого ничто и никто уже не важен, важно сохранить незыблемость этого Мира. Милая Верка, за эти три, в общем-то, еще детских года, когда каждый день-год, ты, бойкая щебетушка, хранила в себе, помнила о той ничего не значащей, детской, познавательской игре. При нашем, довольно раскрепощенном общении пацанов и девчонок, ты, зная, что никогда меня не увидишь, хранила себя только из-за огромной мечты, встретится со мной вновь. Необъяснимая, разрывающая сердце нежность пронизывала меня, заставляя теснее и теснее прижиматься к ставшему вдруг самым дорогим существу. Слушать, как синичкой бьётся под её грудью сердце. Это небытие осторожно нарушила Верка. Она тихонько шевельнулась подо мной, приподняла мою голову над собой, долго, пристально смотрела в глаза и уже как-то по-матерински тихо и долго поцеловала. Отстранив, встала и, сказав, что сейчас придет, вышла. Время было заполночь. Верка пришла минут через двадцать. Она переоделась и была в пестро- желтом, коротком халатике. В ее распахнутых глазах вновь искрилось солнце, вновь ее сияние заполняло все пространство. Она подошла, прижалась, бесстыдно обнаженным сердцем, и, смеясь, щелкнула мне поносу,: «Ну, что помянем мою целку?». Я расхохотался. Верунька, золото мое, ты такой и осталась. Самой умной и знающей из нас. Своей не детской, а бабьей мудростью, почти всегда точно предсказывающая результат наших планов и бандюковских проектов. Почему ты, самая меньшая из нас, не остановила тех, детских, экспериментов, из-за которых обрекла себя, еще ребенка, на взрослые муки. «Ты не хочешь помянуть?». «Верка, сейчас щелбан вкачу!». «С тобой от жажды помрёшь, и целка останется не отпетой». Схватила меня за волосы, хохоча, подтянула к табуретке с нашей трапезой и, показывая на, почти, не тронутую бражку скомандовала: «Отрабатывай. Ты Виновник! Ты меня заразил. Вот и будь доктором».
Пока я наливал врюмки бражку, освежал, перемешивая капусту, она, прижавшись к моей согнутой спине, произнесла: «Ты лучший доктор в мире!». В голову, острой шпилькой, вонзился смешливый бес, с разворота, обхватывая и удерживая, осторожно и быстро заваливаю её на койку и, щекоча ее носом «угрожаю» : «Сейчас опять целку сломаю!». «Сашка, — дурак!». Хохочет она, задирая ноги. » Сашка. Да две целки ни одна баба не выдержит». От ее одуряющей красоты и близости во мне начинает просыпаться тот чертенок, который отключил тормоза накануне, но я помню, что натворил этот чертенок, и вежливо прошу его посидеть где-нибудь рядом.

Рубрика: Эротические рассказы: Потеря девственности

О мечте и о жизни

Как хотелось:

— Мне было 13 лет. Сидел в своём дворе и прокручивал в голове картинки из порнухи, которую смотрел у соседа. В этот момент ко мне подошла моя одноклассница. Звали её Валя. У неё уже начали появляться груди, да и попка у неё была что надо. Но больше всего меня сводили с ума её губки — фантазия у меня была богатая, и мне с лёгкостью удалось представить, как она мне делает миньет. В классе, сидя на уроках, я часто представлял, как раздеваю её и ласкаю её ещё не оформившееся тело. Вместе с тем я очень стеснялся встречаться с ней глазами. Она подошла и сказала: «Роман, у меня есть что-то интересное для тебя, иди за мной». Я очень удивился, ведь она никогда не заговаривала со мной раньше, но всё же поднялся, и поплёлся за ней. Шёл я немного сзади и рассматривал её попку, обтянутую джинсами. Вот бы сейчас просунуть руку у неё между ягодицами — пронеслось у меня в голове. И тут она обернулась и практически застала меня разглядывающим её задницу! Я ужасно покраснел и подумал, что она сейчас скажет что-нибудь обидное, но она повернулась — и шла дальше.
Я шёл за ней и продолжал смотреть на её попку, а она шла вперёд и не говорила ни слова. За нашими домами строили гаражи, и, как выяснилось, туда она меня и вела. Она остановилась и вот так запросто сказала: «Ты разглядывал мою жопу». Вот так, совсем без упрёка и злости, без вопроса в голосе — как будто говорила об идущем за окном дожде. «Ты разглядывал мою жопу». Я вытаращил глаза и уставился на неё. Она же, будто бросаясь куда-то вниз головой, спросила — Потрогать хочешь? Я смог только кивнуть головой. Во рту у меня тут же пересохло, а в штанах стало тесно. Она же повернулась и отклячила свою соблазнительную попку в мою сторону.
Поборов дрожь в коленях, я подошёл и положил правую руку на её округлую задницу. -Ну же, смелей! Похоже, она вздумала надо мной смеяться — пронеслось в моей голове. Я начал поглаживать её через ткань джинсов, наслаждаясь упругостью её попки. Но хотелось мне совсем другого — член уже налился кровью и стоял (если бы не штаны — почти вертикально). Я плюнул на всё и стал поглаживать у неё между ног. Вторая рука между тем завладела ещё не вполне оформившейся девичьей грудью, проступавшей через ткань футболки. Глаза Валентины затуманились, а губы шептали: «Так, так, сильней, ещё, ещё, не останавливайся». Я понял, что сейчас она сделает всё, что я ни пожелаю.
Я расстегнул её джинсы и просунул руку внутрь, лаская её самое сокровенное местечко через трусики. Ха, да она, наверное, описалась! — подумал я, но тут же вспомнил кадры из порнухи. Ага, так ведь она возбудилась! Совсем осмелев, я просунул руку прямо в её трусики. Пальцы коснулись мягкого пушка девственной письки. Скоро я оставил в покое её грудь и засунул вторую руку сзади в её трусики, приспустив при этом её джинсы. Как оказалось, на ней были надеты розовые трусики, на которых уже было большое мокрое пятно. Мои руки встретились в промежности девушки. Не прекращая ласкать её, я прошептал на ушко: «Потрогай у меня тоже». Она не заставила просить её дважды, и, опустив свою руку на вздувшиеся спереди штаны, надавила. У меня от удовольствия чуть не подкосились ноги. Она тем временем просунула свою ладошку ко мне в трусы и сжала в кулаке мой член. Мои руки же, не теряя ни секунды, поглаживали складочки в её промежности.
Нащупав податливое отверстие, я попытался ввести туда палец. Валюша застонала и раздвинула ноги. Скоро мой палец погрузился в её дырочку на всю глубину, и я начал двигать им, ощупывая её изнутри. Девушка застонала и свободной рукой стала задавать ритм моим движениям. Я наконец-то полностью стянул с неё джинсы вместе с трусиками, и вот — передо мной в одной футболке стоит девушка, о которой я мечтал каждую ночь. Я отпустил её и выпрямился. Всё это время её рука сжимала мой член. Я сказал только одно слово — «Вытащи!».
Тут же, одним рывком, она вытащила из штанов мой изнывающий член и начала его ощупывать с разных сторон, — так, как ласкают домашнее животное. Ноги её подогнулись, и она встала на колени. Я сделал шаг к ней, и мой член оказался прямо напротив её лица. Теперь она теребила мой ствол двумя руками, а я стоял, зажмурившись от удовольствия. Но вдруг я почувствовал на своём члене что-то влажное — буквально на долю секунды. Сначала я не понял, что это было. Но когда наши взгляды пересеклись — я понял: -она же его поцеловала! «Хочешь еще?» — спросила она. «Конечно!». И тут её слегка полноватые губки охватили головку моего члена, а язычок начал поигрывать с уздечкой. В глазах у меня потемнело, и я опустился на землю рядом с ней. Валя начала погружать мой член всё глубже и глубже. В тот момент, когда она вынимала его изо рта, я видел, как он блестит от её слюны.
Я больше не мог терпеть. Вынув член из её прекрасного ротика, я повалил её на землю, и, навалившись сверху, одним движением раздвинул ей ноги. «Нет!» — взвизгнула она. «Я ещё никогда не:.ааааа!» — закончить она не успела: мой член врезался в её горячую сочную плоть, прокладывая себе дорогу. Я нажимал сильнее и сильнее, пока, порвав преграду, мой член не вошёл в неё до конца. В ту же секунду она перестала кричать. Из её глаз полились слёзы. Но я уже не собирался останавливаться. Я начал двигать бёдрами, всё наращивая темп. При этом я всё никак не мог поверить: «вот я сейчас трахаю Валюху — не может быть!». Но попискивающая подо мной девушка, при всей кажущейся невозможности ситуации, была лучшим доказательством обратному. Я почувствовал, что скоро взорвусь. Чувство оргазма было мне уже знакомо, так как я часто мастурбировал после просмотра порнухи. Но остановиться я уже не мог. Вонзив свой член в растянутое влагалище Валентины, я бурно кончил, и сперма моя толчками начала заполнять её внутренности. Закончив, я отвалился на землю рядом с ней и долго смотрел вверх, без единой мысли в голове.
Девушка, которую я только что лишил девственности, лежала рядом со мной и плакала:

Как было:

— В школе так и не получилось расстаться с девственностью. Я много читал книжек о сексе и смотрел порно по видику, но реального случая с кем-нибудь трахнуться так и не предоставилось. В 19 лет, два года спустя после окончания школы, я по-прежнему оставался девственником. Тогда я работал в одной фирме. И однажды мне буквально ударило в голову: «Это должно произойти сегодня». Так как своей девушки у меня никогда не было, для меня оставалось одно — снять проститутку. Я вошёл в интернет и в строке поиска напротив слов «Я ищу:» ввёл: «проститутку в городе». Система выдала мне несколько десятков ссылок. Среди множества сайтов я нашёл такой, где «клиенты» обсуждают достоинства и недостатки «фей». Там я нашёл телефон. В офисе сказал, что иду к заказчику.
Унявши дрожь, начал звонить по мобильнику: «Алло, это Оксана?» -«Нет, Оксана сейчас занята, позвоните позже». Перезвонил через 15 минут. «Оксана?» — «Да». «Я вот в интернете объявление от вас видел — нужно бы встретиться». «Какое объявление?» — «Об оказании (пауза) различного рода услуг» — «Ясно (обьясняет, как доехать)». Зайдя в аптеку, купил пачку презервативов. Подъезжая к месту, для смелости купил и выпил бутылку пива (как выяснилось, роковую). Дверь открыл низенький крокодильчик. Ничего лишнего, всё при ней, но лицо её мне очень не понравилось. Но отступать уже некуда.
Зашли в комнату. Сразу отдал причитающиеся деньги. Она постелила на кровать и включила какое-то радио. Начала раздеваться. Я же сел на краешек стула — мозг отказывался воспринимать происходящее. С улыбкой она сказала — «Ну ты что? Раздевайся же:». Я разделся и лёг на кровать. Просто лёг на спину и уставился в потолок, просто и буднично сказав: «Начнём с миньета». Она начала целовать мои соски, затем живот, затем начала дышать на мой член, слегка касаясь его языком. Когда у меня встал, она натянула презерватив, и наконец заглотила мой член полностью. Было такое впечатление, что мой орган попал в какой-то насос — она как будто хотела высосать меня всего через член. Потом приподнялась и заправила его в себя, сев сверху. Я впервые при этом увидел раскрывшийся половой орган женщины, видел, как мой член входит и выходит, видел её малые губы и то, что, как мне показалось, было клитором, но никак это не воспринимал. Я просто лежал и смотрел. Она слегка наклонилась в мою сторону, и её груди как-то неприятно отвисли. Прошептав мне на ухо «давай сзади», она слезла и встала раком. Я встал сзади и начал тыкаться в неё своим членом. Она просунула свою руку между нами и помогла войти. Я совершенно её не чувствовал — из за надетого презерватива и из за выпитого пива. Тут по радио ещё и началась реклама.
Рассказывали про какие-то пластиковые окна и про мобильную связь. В тот момент я больше слушал радио, чем следил за тем, где находится мой член! Пару раз, когда я начинал двигаться слишком размашисто, член выскальзывал из неё, но на этот раз я сам смог вставить его обратно. Надо заметить, что она была намного (сантиметров на двадцать) ниже меня, и мне было неудобно её трахать — мышцы быстро уставали. Затем я предложил ей «на краю кровати». Вошёл сам. Причём на всю глубину, почувствовав шейку матки головкой члена. Сначала она застонала от боли, а затем начала подвывать «Ой, мамочки!». Всё остальное время шлюха молчала. Стоя на коленях на жёстком ковре и вгоняя в неё член, я больше чувствовал боль своими коленями, нежели что-либо своим членом.
Затем мы ещё несколько раз по моей инициативе меняли позы. Я почти дошёл до оргазма, но в самый ответственный момент в кармане моих брюк зазвонил мобильник, член мой тут же упал. Пришлось ей опять возбуждать меня и надевать новый презерватив. Сделала она это «коронным» приёмом — взяв его в рот и натянув на мой член без помощи рук. Когда она в очередной раз сидела на мне, в дверь постучали, сообщая о том, что время кончилось (они с подругой работали индивидуалками). Денег у меня больше не было. Кончить я не успел. Думаю, из-за той самой бутылки пива. Часа так и не хватило. Я встал, вымыл член и ушёл, не попрощавшись. В аптеке неподалёку от работы от работы купил бутылёк мирамистина, и долго поливал этой дрянью свой член, стоя в сортире офисного здания. С тех пор прошёл ровно год, а женщин у меня больше не было. Ни одной.

Рубрика: Эротические рассказы: Потеря девственности

Трахнули пьяную жену 3

Мы сидели с Сашей на кухне и пили водку. Жена спала в комнате пьяная и оттраханная!
-Женушка у тебя классная. Расскажи как такая молодая и красивая женщина стала напиваться до подобного состояния? Ведь наверное она выпивает не только в твоём присутствии? А как известно, пьяная баба п…де не хозяйка! Ну расскажи мне побольше про неё в пьяном виде! Меня прёт от пьяных женшин, особенно симпатичных!- Саша налил нам ещё по рюмке и вопросительно уставился на меня. Мы выпили и я начал свой рассказ…
-Мы поженились с ней, когда она была невинной 19-ти летней девушкой, 13 лет назад и АБСОЛЮТНО не пьющей! Мне было 24! Через год она родила, а когда сыну было 5,я её впервые лично напоил с её подругой (сосекой) на дне рождения, да так, что тащил волоком домой( в соседнюю квартиру)!А спаивать её начала соседка, лет 5 назад, она старше жены на 6 лет! Лене было тогда 25, и когда я был на работе,Ира (так зовут соседку) частенько 2-3 раза в неделю заходила к жене с бутылочкой винца. Первое время, я возвращаясь домой заставал жену в приподнятом настроении и слегка поддатой! Но где-то мес через 6, я заметил,что с каждым разом она всё пьянее и пьянее и ей нравится состояние опьянения,а алкоголь,делает из неё похотливую самку и сильно расслабляет её мышцы,пизда, попка, ноги !!! В неё можно войти, даже с половинной эрекцией! Потом соседка взяла Лену в оборот совсем, для неё 150 гр водки и она уже пьяная, а 250, то по квартире придерживать надо!!! Мы с ней недавно выпили 0,7 на двоих, и она в коридоре упала , для неё — это предел, она в полном ауте! И вот однажды,вернувшись с работы поздно вечером я не застал жену дома,а на кухне 2 пустых бутылки из под шампанского, 1 из под водки и 4 рюмки!Тут моё сердце ёкнуло, я вышел на лестницу и долго звонил соседке в дверь, но мне никто не открыл. Я не спал всю ночь, пялясь в окно, а под утро наблюдал как мою жену выгружают из такси, пьяная соседка и два каких-то парня. В подъезд её вели под руки, затем парни вышли, сели в такси и уехали. Я вышел лифту и когда двери открылись, я просто ужаснулся,пьянющая Ира придерживала мою жену, которая была пьяной вдрызг и всё время пыталась сползти по стеночке лифта на грязный пол! Я её такой ещё не видел!!! Она посмотрела на меня невидящим взглядом, даже не понимая, кто я такой.Пришлось поднимать и тащить!Да, действительно с женщиной в таком состоянии можно делать что хочешь.Дотащив Ленку до кровати и уложив, я стал внимательно её осматривать, юбка задом на перёд, Кофта была расстегнута , трусов нет,по лицу была размазана помада, волосы были все мокрые от спермы,из влагалища текла сперма. Она была нафарширована спермой,влагалище-ну просто дупло, а попка кремом каким-то измазана,а у меня член стоял колом, я представил, как было чересчур много алкоголя и женушку ласкали другие мужчины, и чужие члены трахали ее, заливая её тело своим семенем и множество жадных рук мяли ее жопу и лапали склизкие от спермы груди!От этих мыслей, мой член напрягся до предела,я задрал её ноги себе на плечи и вошёл в её липкое расстраханное влагалище,в котором было мокро и горячо! и я тоже кончил в неё, не выдержав такого возбуждения, разбавив семя чужих самцов своей жидкостью! Она даже не шелохнулась, лежала как мешок!

— Да уж! Повезло тебе с женой.- К этому моменту мы с ним уже порядком поднабрались.-А твою жену трахали при тебе несколько парней?!- спросил он.
— Бывали пьяные оргии. Однажды в субботу вышла на работу, сказала часа на 2-3, ушла в 11-30, я звоню на рабочий тел в 15-00, говорит я задерживаюсь, позвоню перед выходом, в 18-00 сама звонит,
— Алло.заберешь меня?- слышу голос жены.
— Ты что, пьяная?
— Сам Дурак!-язык заплетался.
— Ты напилась!
— Иди в жопу!
-Алкоголичка! Сука!-я повесил трубку.
Я был зол на жену и достав из холодильника бутылку водки, уселся перед телевизором.
В 10 вечера водка закончилась,а она так и не появилась.
Где-то в половине 11-го,я набрал её номер,долго никто не подходил к телефону,жена не отвечала и я очень волнавался, а потом трубку взяла незнакомая мне женщина.
— Это кто?!-спросил я с удивлением.
— Ета я! А енто хто?- ответила женщина, судя по голосу, пьяная основательно! А в трубке слышна музыка и мужские голоса!
— Конь в пальто, Лена где?- проговорил я со злостью.
— Ленка? Она спит кажется.Чо передать?
— Передай мне адрес, где она спит.
— А тебе зачем? Тоже ей вдуть хочешь?- она пьяно засмеялась.
«Что значит тоже — промелькнуло у меня в голове — ладно, после разберёмся, сейчас главное её забрать домой!»
— По самые помидоры!
— Приезжай — она назвала адрес — лучше мне вдуй по помидоры, а то Ленка уже никакая,нажралась в хлам! Да и вдули ей уже много без тебя!- она опять засмеялась.
От её слов у меня на шее выступил холодный пот и хмель испарился! Я понял что Ленку накачали! Мигом помчался по тому адресу, что мне дала эта мадам.Когда приехал, дверь оказалась не запертой! Я зашел в квартиру. В коридоре на вешалке я увидел куртку жены, среди множества другой одежды! В одной из комнат играла музыка, на кухне полно пустых бутылок и было сильно накурено во всей квартире.Похоже, что здесь вообще все надрались!Зайдя в комнату, передо мной предстала жуткая картина…
Голая Лена лежала животом на кровати, приподняв попку и широко расставив ноги.Между ног на простыне расплылось большое мокрое пятно.на ней крупные капли спермы мокрой и липкой, чужой спермы, На столе водка, закуски, На полу лежали блузка и юбка. Она была пьяной вдрызг! Рядом с кроватью на ковре стоял аллюминевый таз. Я давно знал свою жену и понял, что она блевала, ей очень усердно подливали и довели до невменяемого состояния, в котором я и сам иногда люблю поиметь её!Она была в такое говнище, что в неё все мужики города могли свою сперму вдуть, а она и не шелохнулась-бы! Поместилось бы небось, не вытекло.
В комнате, помимио моей жены, были трое голых мужиков и одна женщина, которая спала сидя в кресле в дальнем углу! Все пьяные. На вид ей было лет 35-37, приятное лицо, длинные волосы.Правда ноги коротковаты, зато грудь была не большой и красиво пропорциональна её не полному телу! На ней был только лифчик и серые спортивные штаны, которые вместе с трусами были спущены до колен, а растительность на лобке была густая и чёрная! Она пьяно спала не замечая, что происходит вокруг.
Один мужик стоял на коленях возле бедер моей супруги, поглаживал ее ляжки и белые ягодицы я увидел его огромный и очень толстый член! Он провел залупой по промежности и ввел сначала головку, а затем всадил весь член во влагалище жены. Ее половые губы раскрылись и его член погрузился в неё. Взяв Лену за ягодицы, он начал насаживать ее на свой мощный орган. Та в ответ только мычала.Мой член встал и я чуть не кончил прямо в штаны.
Двое других стояли рядом с кроватью и дрочили, глядя как их приятель пялит мою жену!
— Ты кто? — заметил меня один из них
– Я жену пришел забрать – сухо ответил я — ей домой пора.
– Не пойдет она никуда. Не может она ходить, еле с работы её сюда приволокли,а тут ещё добавила и отрубилась! Ей стало плохо и она блевала.
– Послушайте,зачем накачивать женщину до состояния,когда она не просто на ногах не стоит, а даже блюёт?!
— Что значит ЗАЧЕМ? Если баба пьет, значит хочет оторваться.Тем более, если ей самой это нравится, приятно — даме угодить, да и себя не забыть. Это возбуждает, когда даме нравится. И не мешай ей расслабляться. радуйся, что женщина получает удовольствие, это состояние проходящее- хохотнул он
— Я без Ленки не уйду.
— Да ради бога, садись и выпей!- и налил мне пол-стакана водки, типо щтрафную! и мужикам грамм по 50.
— Выпьем за знакомство! Я Саша, а это мои друзья, Михаил и Ренат.А это моя жена-Наташка — он указал на спящую в кресле женщину со спущенными штанами — тоже нажралась, они с твоей Еленой работают вместе.
Ренат был низкого роста и с толстым членом см 22 длинной, Михаилу было лет 40. Он был тощим и член у него был тонкий, и длинный. Саша был высоким, его член см 15, с огромной головкой, раза в 1,5 толще самого члена!
— Сергей — ответил я.
Выпили. Ренат, тот который трахал мою жену, выпил не вынимая из неё своего члена.
— Еще. — он сразу налил еще. У меня потемнело в глазах. — Раздевайся, а то все голые, а ты нет. Не хорошо! Ты ведь не против, что мы трахаем твою девочку, муженёк? Если хочешь, трахни Наташку! Я не против.
— Не против.- ответил я, уже плохо соображая, что происходит.
Я разделся. Потом снова пили,меня сильно развезло.Я нажрался, сидел и наблюдал как трахают мою жену. И при этом мой член стоял, как кол!
— Смотрите, у него встал! Видать нравиться смотреть. Смотри, как твоя Ленка балдеет.
– Расслабься, девочка,я сейчас спущу – шептал Ренат.
-М-м-м-м…-Ааааааааааа — она очнулась пьяная, уставилась мутными глазами, на нас, даже не узнавая меня.
— Давай,Давай, девочка, кончай, У твоего мужа стоит.- её мышцы расслабились, она кончила и опять отключилась, а он продолжал трахать ее бесчувственное тело.
-Она кончила, — Посмотрите — ей это нравится! Я же говорил Что ей Понравится!
У Лены была уже не щель, а огромная, мокрая Дыра.
Через несколько минут Ренат ее притянул к себе.Его тело задрожало от оргазма, изливая сперму в ее лоно.А Ленка лежала под ним совершенно безвольно, она была совсем пьяна и не понимала, что происходит и где находится.
Я дрочил, глядя как мою жену, мать 11-летнего ребёнка,мужики мне незнакомые сперва накачали алкоголем, а теперь накачивают спермой её бесчувственное тело! От всего этого, мой член напрягся до предела и я тоже кончил, не выдержав такого зрелища, из меня выстрелила горячая белая струя! Затем ещё и ещё!Из моего члена, выплескивалось просто море спермы, забрызгивая всё вокруг! И это был один из самых сильных моих оргазмов в жизни!
— Дружище, что с тобой?
— Он кончил,ему по ходу нравится, что его жену дрючат! — сказал один из Сашиных друзей, он наклонился ко мне,поднося стакан водки.
— А сейчас выпей.
Я выпил. Очнулся я минут через 20, а может 50. Ренат пальцами раздвигая Ленке ягодицы, щупая задний проход, подмигнул мне, затем достал небольшую плоскую баночку с вазелином. обильно намазал его на палец. Её попка была целиком открыта и он ввел ей палец в анус.Лена застонала, но она была слишком пьяна,что бы контролировать ситуацию.
-Какая Классная жопа!- шептал Ренат.
Я продолжал сидеть с торчащим членом и наблюдать за развитием событий.
— Классная девка, нажралась как свинья муж тоже в зюзю. Мой член стоит, я уже в нее влюбился.Задница так и ходит ходуном.- выпалил Миша, массируя свой член.
Её усадили на жилистый, толстый член с большой,красной головкой, К ней сзади пристроился другой и вошел в ее попу, а член третьего пытается войти в её бесчувственный рот! Пышные ягодицы Лены, вздрагивали в такт движениям ЭТИХ САМЦОВ! Тот,кто взял ее сзади, не вынимая члена из попки,стал кончать, обильно вливая в зад Лены свою сперму!
От такого зрелища я очень сильно возбудился! Я думал, что его сперма никогда не закончится! Закончив изливаться, он извлек член из задницы жены и повалился рядом, в то время, как другой член, не останавливаясь долбил ее пьяное влагалище! Но он долго не выдержал, выйдя из неё, стал поливать густой горячей спермой лицо и грудь моей жены.Волосы Ленки были перепачканы спермой, в сперме было все ее тело. Из обеих ее дырок текла сперма.
Ренат раздвинул ягодицы супруги как можно шире, обнажив смуглую дырочку ануса. Сфотографировал её попку, заднюю дырку. Ее тело было мокрым от спермы мужчин, трахавших ее.-завершил я своё повествование.

А ты хочешь, что бы твою жену снова трахнули при тебе несколько парней?! — спросил он меня. и после этих слов я почувствовал, что мой член зашевелился у меня в штанах. Я понял, что хочу этого!
-Хочу, но думаю, что трезвая она не даст!!! Трезвая — Она правильная!
-А не обязательно трезвую. Я рассказывал про твою жену своим друзьям, они с радостью-бы трахнули её и в таком состоянии в каком она сейчас. Ну что, звонить им ?-спросил он.
— Прямо сегодня?- удивился я.
— А что тянуть! Ты же этого хочешь!
— Ну да! Только не у себя дома!
— Это не проблема, один из моих друзей живёт тут не далеко и у него 2-х комнатная квартира, он живёт там один. Ну так звонить???
— Проблема в другом, нам Ленку тащить туда как? Она же вдрызг пьяная!
— Я думаю он на машине заедет,я позвоню и все выясню. а на улицу мы с тобой вдвоём её выведем!
— Или вынесем! — добавил я. — Звони! А я пойду её одену, не голую-же её везти.
Я вошёл в комнату, Лена по-прежнему лежала, широко раскинув ноги в той же позе, что мы её оставили, залез в шкаф и стал выбирать одежду…

Рубрика: Эротические рассказы: Подсмотренный секс

Неразумное поведение

Я сидела на подоконнике в раздевалке. Внизу между рядами металлических гаражей опять появился онанист. Мы его знали уже давно. Это повторялось как какой-то ритуал. Прячась за углом гаража, он поднимал лицо и высматривал девчонок в нашей раздевалке, а когда замечал кого-то в окне — делал вид, что он нас не видит, раздвигал полы пальто и вытаскивал член. Он начинал медленно водить пальцами вдоль сначала мягкого x…, и через несколько секунд x… уже стоял. Если девчонки не убегали, он смелел и уже откровенно разглядывал девчонок.
Стоило ему почувствовать, что девчонки готовы позвать учительницу, он немедленно исчезал за гаражами. Мы знали, что там была дыра в каменном заборе, которая вела во двор какого-то учреждения, а со двора было несколько выходов на улицу.
Черт! Ну почему мы на втором этаже? Ведь почти ничего не видно отсюда! Ладно. Хорошо хоть что я сегодня отлынила от физры и не переоделась в форму. В ней так неудобно трогать себя там. А так стоит чуть приподнять юбочку и сунуть руку в трусики. Хм, как будто током пронизывает.
Интересно, а как это, когда в тебя туда x… входит? Вот бы попробовать! Но я такая трусиха. Вон девчонки говорили, что уже все попробовали. И е…, и в рот брали, а одна девчонка даже говорит, что в попу е…, а в п… не дала, чтобы целку не тронуть. Интересно, а в рот это вкусно?
Мне уже тринадцать, и даже сиськи уже начали расти, а я еще ничего не пробовала. Ну разве вот только с собой играюсь. Правда и это так здорово. Я прямо умираю.
Ох, он кажется понял, что я трогаю себя в трусиках. Ого, он даже брюки полностью расстегнул и x… в руке не прячет, а держит его двумя пальцами и покачивает им. И иногда снова кожицу на нем двигает. Как бы его поближе рассмотреть?!
— Ирка! Ты что, дрочишь что ли?
Ой, б…! Кажется вляпалась. Дверь забыла на задвижку закрыть. Зашла Ленка, и как это я ее не услышала заранее. Ведь я каждый шорох в коридоре слышу… Стыдобища. Счас сгорю со стыда.
— Да ладно тебе! Я же тоже люблю мастурбировать. Не бойся, я никому не скажу. Давай вместе. Только дверь закроем на задвижку. И трусики давай снимем, чтобы удобнее дрочить было.
Хм. Я еще никогда не видела как другая девочка мастурбирует. Тем более с голой писькой. Ого! Я кажется потекла. Точно надо трусы снять, а то намокнут…
— Ленк! Глянь-ка осторожненько в окно — там опять этот онанист, и x… хорошо видно.
— Ох! Ниче себе! Вот бы его к нам сюда. Пусть бы полизал мне п…. А мы бы с x… поигрались. Слышь Ир, а давай его подразним? Давай ему себя покажем.
— Ты че? е…? А если кто-то проходить будет и увидит?
— Ни x… не увидит. Если кто-то будет идти — онанист сам первый спрячется. И мы с подоконника сразу спрыгнем. Ну давай. Не бзди.
Она выпрыгнула на подоконник и подняла одной рукой юбку. На ярко освещенном окне ее п… была видна в малейших подробностях. Нежнейший холмик, чуть прикрытый золотистыми волосиками, сооблазнительная щелка, вверху приоткрытая и открывающая блестяще-розовую внутренность. Я неожиданно захотела втянуть всю эту сладость в рот, попробовать ее язычком.
Слушай, Ирина. Так не честно, я тут стою с голой пиздой, а ты прячешься. Лезь ко мне, а то всем расскажу как ты дрочишь в одиночестве!
У меня загорелись щеки, а в животе возник неприятный холодок страха. Ленка протянула мне руку и буквально втащила на подоконник. И вот я рядом с ней и мы обе без трусов, а внизу мужчина с расстегнутыми брюками и стоящим x…. Увидев нас он даже дрочить перестал. Под его пристальным взглядом моя писька неожиданно стала как-бы разогреваться, и я уже не могла удержаться, чтобы прямо на виду у подружки и незнакомого мужика снова не опустить туда руку.
Мужик вдруг снова натянул брюки и стал делать какие-то знаки руками. Я так поняла, что он звал нас спуститься.
— Лен, он, кажется, зовет нас.
— Ирка, натягивай трусы, и давай пойдем к нему.
— Ты с ума сошла! Мы же его совсем не знаем. А вдруг он изнасилует нас?!
— Ну, во-первых, мне это не страшно. Я уже не целка, да и сама хочу. А во-вторых, ну че бояться, белый день, кругом народу полно. Да наx… ты ему нужна — ни сисек, ни письки. Ты же дите еще. То ли дело у меня сиськи — почти третий размер.
Быстро натянув трусы, мы выскользнули из школы, оглянувшись, не видит ли нас кто-нибудь. Оббежали здание школы, и зашли за гаражи. Мужик оказался молодым парнем. Ему, наверное, было лет 24-25. И его молодость как-то успокоила меня. Перестала бить какая-то внутренняя дрожь, я немного успокоилась, хотя и сильно стеснялась.
Ленка сразу взяла быка за рога:
— Ну, давай, доставай свой член, рассмотрим его поближе.
Парень не заставил себя упрашивать. Спустив змейку на ширинке, он запустил туда руку и вытащил x… вместе с яйцами.
Буквально в полуметре от меня покачивался этот замечательный орган. Он был бело-розовый, а на мешочке с яичками кожа почему-то была значительно темнее, даже с каким-то сине-коричневым отливом. Парень взял его пальцами и оттянул кожицу. Вау!!! Показалась крупная бордовая головка. Моя другая подружка как-то говорила, что она называется «залупа». От этого бранного слова у меня рот наполнился слюной. Мне так захотелось произнести его вслух.
— А покажи залупу со все сторон.
Парень приподнял x… и стал демонстрировать его со всех сторон.
— А теперь вы покажите ваши письки. Спустите трусы.
Мы дружно спустили трусы до колен и приподняли юбки. В этот момент послышались чьи-то шаги. Мы едва успели натянуть трусы и отскочить вглубь. Парень тоже отскочил и прижался нам. Мне в бок упирался его еще твердый x…. Я очень хорошо его ощущала. Неожиданно осмелев, я прикоснулась к нему ладошкой, а потом стала ощупывать и мять его.
— Девчонки. Тут опасно. Если нас застукают — и вам и мне не поздоровится. Я тут недалеко живу. Пошли туда, там будет безопасно.
Через несколько минут мы подошли к четырехэтажке. Парень протянул Ленке ключ и сказал
— Поднимайтесь на третий этаж, справа дверь. Если на этаже никого нет, открывайте ее и заходите, там никого нет. Потом, через несколько минут, и я зайду.
Воровито озираясь мы проскользнули в подъезд, взлетели на третий этаж и, никого не встретив, вошли в квартиру. Это была однокомнатная хрущевка. Влево от двери был небольшой коридорчик с дверями в ванную и тубзик. Коридорчик оканчивался входом в кухню. Напротив двери еще одна дверь, ведущая в комнату. Мы прошли туда. Ленка вдруг почему-то шепотом сказала
— Ирка, дай твою руку.
Она схватила мою руку и потянула ее под юбку, в трусы. Она провела моей рукой по своей п…, и она расступилась под пальцами. Там было горячо и мокро.
— Слышь, если он захочет меня е…, я ему дам. Я ужасно хочу его попробовать.
Я почувствовала, что в дверь вошел он и оглянулась. Точно. Он прямо обалдел от того, что стоят две девочки и одна засунула руку в трусы другой. Я отдернула руку, а он рассмеялся.
— Не бойтесь! Ведь вы здесь в безопасности. Мне наоборот, очень нравится, когда девочка ласкает девочку. Хотя я понимаю вас, вы еще не обвыклись.
Он запер дверь и положил ключ в карман.
— Я вас не тороплю. Давайте поговорим, отдохнем. Кстати, если вы курите — я могу вас угостить очень хорошими дамскими сигаретами.
Он открыл ящик письменного стола и достал оттуда начатую пачку каких-то коричневых, очень тонких и длинных сигарет, бросил ее на журнальный столик у дивана и подвинул к нему два кресла.
— Вот. Устраивайтесь.
Ленка, как взрослая, вытащила из пачки сигарету, вставила ее в рот, и парень поднес к ней зажигалку. Она глубоко вдохнула дым, покраснела и судорожно закашлялась.
Ох! Фу, сейчас вырву. Она с отвращением положила сигарету в пепельницу и сказала
— Пусть просто так горит, мне приятно вдыхать запах дыма. Кстати, а как тебя зовут?
— Зовите меня Виталием, а как вас?
— Меня Инесса, а ее вот Лилия.
Она заговорщицки подмигнула мне.
— Ну что, ты еще покажешь нам? Теперь же никто не мешает.
— Конечно, покажу, сделаю все, что вы скажете. Только и вы разденьтесь.
Я инстинктивно схватилась за подол и попыталась натянуть его на открытые коленки. Ленка по-видимому тоже вдруг застеснялась и даже слегка покраснела.
— Ну, хорошо. Тогда давайте раздеваться вместе. Возьмем бутылочку и будем ее крутить. На кого покажет — тот и снимает что-нибудь из одежды.
Лена быстро согласилась.
— Давай. Тащи бутылку.
Виталий принес из кухни бутылку. Но она была с вином, хоть и не полная. Виталий принес тонкие стаканы и налил остатки в них.
— Давайте выпьем за вашу красоту.
Мы выпили почти по пол стакана кислого вина и я сразу почувствовала как оно согревает меня. Мои пальцы, до сих пор от страха и волнения бывшие ледяными стали согреваться. Щеки сразу запылали. Ленка тоже раскраснелась.
— Ну. Кто первый будет крутить? Давай Виталий. Ты же мужчина.
Виталий сел на корточки и крутанул бутылочку. Она быстро завертелась, потом замедлила вращение. В какой-то момент мне показалось, что она останавливается горлышком ко мне. Но она медленно повернулась еще немного и остановилась на Виталии. Однако после остановки она неожиданно покатилась вбок по дуге и наконец-то замерла на Лене. Я непроизвольно выдохнула. Оказалось, что я не дышала все время, что бутылка крутилась.
«Ну вот. Всегда все мне выпадает» — каким-то сдавленным голосом произнесла Ленка. Она встала, медленно расстегнула блузку и сбросила ее с плеч. На ней был ажурный полупрозрачный и очень соблазнительный лифчик. Сквозь него просвечивались ее темные околососковые кружки. Да, ей было чем гордиться. Ее сиськи были просто замечательные, верхняя часть их была сжата лифчиком и между ними шла такая замечательная щель, в которую даже мне захотелось запустить руку. У Виталия на штанах ощутимо вздулся бугор. Глазами он, казалось, пытается увидеть всю Ленку сквозь материю одежды.
Теперь моя очередь была крутить бутылочку. Я постаралась медленно крутануть ее так, чтобы она не дошла до меня. Мне повезло и бутылка остановилась на Виталии. Тот встал, картинно расстегнул ремень и вжикнул молнией на брюках. Затем медленно и картинно стащил брюки и переступил через них. Мы с Ленкой просто вытаращились на него. Виталий был в женских хлопчатобумажных розовых трусиках с белыми кружевами по окружности пояса и по ногам.
— Ха, ха. Чего вы? Что трусов женских не видели? Просто я люблю женское белье. Не удивляйтесь, я и бюстгалтер и пояс и чулки и комбинашку часто одеваю. А вам разве не нравится, что я в женском белье?
«Нет, все нормально. Даже интересно» — сказала Лена и присела крутнуть бутылку.
Конечно, она остановилась на мне. Можно было снять блузку. Но на мне была совершенно прозрачная комбинация и мне не хотелось, чтобы сквозь нее была видна моя почти плоская грудь, с маленькими припухлостями вместо сисек. Потому я сняла трусы. Так даже не видно, что я что-то сняла.
Потом дважды «не везло» Виталию. Он снял майку и носки. Теперь на нем оставались только эти женские трусики.
Потом Ленка сняла трусы. Потом я сняла все-таки блузку. Снова Ленка. Она сняла лифчик. Ее хоть и крупные, но стоячие груди вызывающе торчали. От возбуждения они покрылись пупырышками, а соски стали почти черными. Ну, если не черными, то темно-темно коричневыми. Виталий немедленно сунул руку в свои розовые трусики и начал там дрочить. Мы обе пожирали эти трусики и двигавшуюся в них руку глазами.
Теперь мне пришлось снять юбку, и я осталась в одной прозрачной комбинации.
Снова Виталий. Ему пришлось снять последнее, что на нем осталось — трусы. И он остался совсем голый. Его x… стоял и он не удерживался, чтобы изредка не поддрачивать его.
На меня, происходящее и, наверное, выпитое вино подействовало возбуждающе. Теперь мне тоже хотелось быстрее остаться голой. Но Ленке пришлось все снять с себя раньше. Я осталась одна в комбинашке и Ленка торжественно стащила ее с меня.

Рубрика: Эротические рассказы: Подсмотренный секс

Реальное наблюдение

Несколько лет назад, я болтался по городу с компанией приятелей. Время шло к вечеру, и некоторые члены компании стали вести себя довольно шумно. Понимая, что скоро это веселье перейдёт в уличное хулиганство, я решил уйти, пока не прибыла полиция. Незаметно пройдя сквозь толпу, я пошёл к своему дому.
Когда я пересекал улицу, внезапно, справа от меня послышался смех. Две девушки, обе сильно пьяные, громко обсуждали то, что одна из них очень сильно хочет сикать и просто не может больше ждать. Я был на приличном расстоянии от них, и, кроме того, под газом, поэтому не уловил весь их разговор, но замедлил ходьбу, любопытствуя насчет того, что должно произойти.
Вдруг, та, что нуждалась, выпалила: » Гляди, я не стесняюсь, мне даже плевать! Я не беспокоюсь за то что кто-то увидит меня!». Я почти остановился. Затем она взглянула на меня и спросила: «Ты интересуешься? Тебе будет интересно если я нассу здесь? Ну, ты?» Мои мысли стали путаться. Хотя это и сказал я, но мне не хотелось слышать свой голос: » Черт возьми. Идите куда шли.» Девушка, довольная моим ответом, повернулась к подруге и сказала: » Ну, вот видишь? Он не возражает. Никто не против! Ну, я буду делать это! Я буду мочиться прямо тут!».
С этой ремаркой, она повернулась на четверть круга, задрала свою белую юбку средней длины (ткань напоминала грубый хлопок, но только не тёмного цвета и наверное была довольно тяжёлой), полностью стянула вниз трусы и оттопырила попку на небольшой лужайке между тротуаром и улицей. Между тем, её подруга, стоящая перед ней, ничего не делала, что бы воспрепятствовать мне наблюдать за ними, и я мог видеть всё с расстояния 2-3 метров.
Тем временем пьяная девушка полностью открыла попку и всё заключённое под ней. Но не успел я всё рассмотреть, как она начала писать — мстительно смотря на меня. Это значило что мне надо было не останавливаться. Почему-то я продолжал медленно идти, но мои глаза смотрели на них.
Она поливала около минуты, но в таких ситуациях время, как известно, замедляется. Излишне говорить, что я видел всё. Я слышал шипение потока бегущего из неё, и мог слышать плеск на траве. Видел струю: прямую, узкую и сильною, и видел лужу внизу. А в свете фонаря я заметил тёмный пучек волос между её ногами и мог видеть плотную сморщенность выше. Я был так близко, что мог коснуться её рукой.
Наконец я взял себя в руки и собрался продолжить свой путь. Пройдя немного, я обернулся и увидел, что её подруга упала как в апоплексическом припадке, и затем вдалеке послышалась полицейская сирена. Всё это произошло когда она закончила писать, так что не думайте что я что-либо пропустил.
Когда девушка закончила, она немного повременила, потом встала, понизила юбку, стянула трусики вниз к ногам, и немного приблизилась к подруге, не проронив слова. Её подруга, между тем пришедшая в себя, стояла с глупым видом и пристально глядела на меня с очевидным желанием заставить меня уйти и забыть это происшествие. Разумеется, я пошёл быстро как мог, поскольку сирена выла уже рядом, но забыть это проешествие, извините, не мог.
К сожалению, я не смог найти эту девушку, писающую передо мной, я думал о её выходке, и это воспоминание осталось величайшем в моей жизни. Кроме того, этот случай привёл к появлению у меня нового интереса.

Рубрика: Эротические рассказы: Подсмотренный секс

Трахнули пьяную жену 2. (Продолжение)

Моя Алёнка и не догадывалась, что я с ней сотворил в Новогоднюю ночь! С Саньком мы обменялись номерами мобильников, а потом стали переписываться и по мылу. Моя жена вела обычную, размеренную жизнь, семья — работа — семья… В то время, как я вёл активную переписку с тем, кто её трахнул по моей просьбе, но без её согласия!
Я выяснил, что Саньку 21 год,( а не 25, на которые он выглядел ) и что он недавно вернулся из армии. У него есть девушка, зовут Таня, которая учится и работает, а главное, что он запал на мою 35-летнюю жену! И не просто запал,а его член просто лопается от того, что он имел Взрослую, Замужнюю тётку!А главное,его возбуждал тот факт, что моя жена очень быстро надралась до чёртиков и распахнула все свои отверстия первому встречному.Оказалось, что его матери 43 года и его отец ушёл от них 10 лет назад, когда Саше было 11, а ей 33. Через полгода после развода, его мать стала поддавать, тогда-то он впервые увидел все её интимные места.С этого момента его и стали возбуждать пьяные женщины, так как они себя не контролируют и с ними можно делать всё, что захочешь!Он нигда не покушался на мать, ведь мать — это святое, но при виде симпатичной женщины, которая идёт по улице нетвёрдой походкой, член его начинал шевелится в штанах! Ему до сих пор приходится видеть, как его мать совершенно пьяная.голая шатается по квартире, выставляя напоказ свои груди,лобок покрытый чёрными волосиками и очень круглый зад, не обращая внимания на взрослого сына!
Прошло полгода! Итогом общения, стал наш с ним сговор…

…Сын был к тёщи на даче, на каникулах.
Я встретил жену в пятницу с работы.Только она села ко мне в машину,я всучил ей в руки банку коктейля 0,5(казанова. водка с дыней) , ей эта химия нравится и пьянеет она быстро!
-А чего мы не едем?
-Жду когда допьёшь. На ходу не удобно!
Я знал, что после 0,5 коктейля, тормозов уже не будет!Ленка любит выпить,а пить не умеет совсем! Заводится с первого глотка и остановиться не может!На первую банку ушло мин 10! Достаю из «бордачка» вторую и протягиваю ей!
— Я не поняла,мы ехать будем или где? И по какому поводу пьём?
— Лен, ну расслабься, пятница, я хочу своей любимой жене сделать приятно! Пей, а потом поедем.- ответил я, про себя думая кому будет приятнее ей, Саньку, или мне?!
Вторая банка растянулась минут на 15,а я наблюдал, как она глотает, и как алкоголь разливается по её жилам приводя её в нужную кондицию! После литра коктейля, глазки её заблестели, а язык развязался. Пол-дела было сделано — Лена опьянела! И не просто опьянела, а уже бухая реально, а главное завелась девочка! Я знал, что сегодня, Лена уже не сможет сама снять с себя белый джемпер, который она надевала на себя утром и обтягивающие джинсы, так плотно облегающие её задницу!Ведь дома — водка, пиво, шампанское, 0,7 мартини и грейфрутовый сок! Ведь она это всё — так любит!!!
И тут у меня зазвонил мобильник. ( Саня был сзади и увидел, как загорелись стоп-сигналы у моего авто! Это был условный знак.)
— Алён,к нам хочет зайти мой приятель! Мы вместе работаем! Ты не против?-спросил я отодвинув трубку от уха и прикрыв рукой.
— Ну если не на долго.- язык её уже слегка заплетался!
…Саша зашёл минут через 15 после того, как мы пришли домой, с бутылкой коньяка! Мы расположились на кухне, Лена на скорую руку сделала закусок, Я достал водку, мартини сок и стал наводить жене коктейль! Сашок пил коньяк, я водочку, а Ленка коктейль, водка+вермут+сок, причём водки я наливал в каждый последующий коктейль больше, а сока меньше. После часа наших посиделок,когда мартини закончилось,Лена совсем опьянела, непонимающими глазами она смотрела прямо перед собой и несла какую-то чушь заплетающимся языком, глаза её были уже мутными, а выражение лица глупым!
— Алёна! Может шампусика?-спросил я, уже раскупорив бутылку шампанского, и не дожидаясь ответа,налил ей в пустой бокал, где до этого был коктейль!
— Я т-ака-ая пья-ааа-наа-я! Я не-е-е бу-у-у-ду! Я баи-и-иньки-и! — Она уже еле говорила! Я подмигнул Сане, и он понял!
-Лен, а за знакомство мы с тобой не пили! Надо на брудершафт и да дна! Ты не против?
-Ка-а-ак му-у-ууж. Я не-е-е про-о-ти-ив!Писа-ать хочу-у!
Я помог ей встать и она на заплетающихся ногах, по стеночке пошла в туалет.Перед нами предстала её жопа в плотно облегающих джинсах без карманов, а шов по-середине подчёркивал её половинки! Она зашла в туалет держась зв косяк двери двумя руками! Не знаю, заметил-ли Саша,но я обратил внимание на то, что моя жена оставила дверь в туалет — открытой! В это время я взял её бокал с шампанским, треть вылил в раковину и долил до краёв водкой!Бокал был грамм 300, поэтому 100гр водки + 200 шампуня — это адская смесь для Ленки, уже изрядно пьяной! Саня посмотрел на меня вопросительно.
-Ты же говорил, что хочешь Лену сам накачать до полной потери ориентации, вот тебе шанс, после этого коктейля, моя жена с этого стула уже сама не встанет и переходит в твоё полное распоряжение! Только и таскать придётся её тебе! Или ты против?!
В этот момент из сортира послышалось » Журчание ручейка»,судя по звуку из Ленки выбивалась очень мощная струя мочи!
-Я за!Жопа у неё отпад! — тут-же ответил Саня, взял её бокал, сделал глоток и долил ещё водки!
Лена вышла из туалета и поплыла к нам на кухню. Джинсы были расстёгнуты,она еле-еле передвигала ногами.
-Лен,так на брудершафт! — Саша присел рядом с ней на корточки и протянул ей бокал.У него в руке была рюмка коньяка, у неё бокал с адской смесью, я налил себе пол-стакана водки, их руки переплелись.
-До дна, до дна-повторял он,выпив своё и подталкивая рукой дно её бокала!
Она выпила до дна! В первый момент зажмурилась, а затем он обхватил её голову рукой, своим ртом прильнул к её губам,и стал страсто целовать её в засос! Когда он оторвался от её губ, моей жены с нами уже не было! Точнее осталось только её тело,обмякшее и бесчувственное!
-Всё! Леночка уехала!-констатировал я, предчувствуя самое интересное.
Её голова повисла с широко раскрытым безвольным ртом, глаза совсем затуманились. Санёк стал её поднимать, но не удержал и она сползла на пол. Мы подняли её и вдвоём потащили в комнату. Ленку совсем развезло,голова и руки болтались, а ноги волочились по полу.Мы втащили её в комнату и положили на диван,задницей кверху.Она лежала на животе уткнувшись лицом в подушку и разбросав в стороны руки.
-Ну ты давай,не стесняйся!-сказал я.
-А я и не стесняюсь-ответил Саша начиная стягивать узкие джинсы с бесчувственного тела моей жены.Затем джемпер и трусы с лифчиком. Она осталась совсем голая!Затем он стянул свои джинсы, носки, снял футболку и остался в одних трусах, которые топорщились от набухшего члена так,что резинка трусов отодвиннулась сантиметров на 5 от его паха! Когда он снял трусы,перед моим взором предстал огромный член с огромными яйцами и раскрытой красной головкой!
Я видел как медленно раздвигая губки он вводил в неё свой член. Причем он даже не раздвигал — он все вминал внутрь, растянув её до предела и стал как поршень накачивать воздухом внутренности Лены, наращивая темп своих толчков. Она лежала без движения, только её огромные груди колыхались в такт Сашиным толчкам. От всего происходящего я тут же почувствовал, как мой член набухает и разделся.
-Давай вдвоём, ты ложись на спину, а я усажу её на тебя сверху и пристроюсь сзади. Только руками пошире её ягодицы раздвинь!-сказал я надрачивая свой торчащий член.
Я попытался усадить жену на Саню,но она просто повалилась на него грудью. Её жопа оказалась в очень выгодном для меня положении. Я взял из тумбочки какой-то крем и стал обильно смазывать её анус и свой член.Сашок уже во всю долбил её влагалище и сильно мял её задницу, раздвигая для меня её полужопия.Я приставил разбухшую головку к её узкой дырочке и стал медленно надавливать, думая, почувствует она или нет? Саша приостановился и ждал когда я введу свой член в её зад. Когда головка моего члена проскользнула, реакция со стороны супруги была нулевая. Ещё-бы, после такого количества выпитого алкоголя! Я погружался всё глубже и глубже, чувствуя как член наливается кровью.
Мы с остервенением трахали Ленку в два смычка. чувствуя члены друг друга через тонкую перегородку между вагиной и анусом. Через несколько минут его пенис запульсировал в её влагалище и он похрипывая стал изливать в неё своё семя. Я тоже не выдержал и выдернув член из Ленкиной жопы, чтобы не сделать ей клизму из спермы, стал обильно поливать её спину и ягодицы белой, мутной жидкостью!
Я уложил жену на спину и оставил спать. Из её раскрытого влагалища лилась Сашина сперма, стекая на простынь под ней, образовывая мокрое пятно. Её было много и она была белее и гораздо гуще, чем моя. Мы пошли на кухню, выпить и обсудить произошедшее. Посидели, выпили, было уже поздо, мы были пьяны и я ( как потом понял ) совершил роковую ошибку — предложил Саше остаться у нас, ведь впереди ещё два выходных!
Но это уже другая история! Часть 3 — Уже в пути!!!Продолжение следует!

Рубрика: Эротические рассказы: Подсмотренный секс