Инга

В одном из рассказов (желающим в «личке» могу послать ссылку — на этом форуме публикация такого рода запрещена) я рассказывал о своей неудачной попытке попробовать соседскую девочку Алину. Впрочем, кто читал этот рассказ, тот помнит, что у меня в голове и мысли такой не было – Алина наслушалась россказней своей подружки Офры, и ей захотелось новых ощущений. А потом она вдруг передумала. И правильно сделала – сейчас у неё всё в порядке, она получает от своего дружка Андрюхи то, что девочке в её возрасте нужно. Время идёт, молодые организмы растут и быстро развиваются, через пару лет у Андрея тоже всё дорастёт до взрослого уровня, а Алина даже и не заметит этих изменений, потому что всё будет происходить постепенно. Словом, я доволен, что Алина в последний момент меня оттолкнула. Если бы этого не произошло, я не знал бы, как себя дальше с ней вести…
Сегодня мой рассказ не об этом. Пара слов об Алининых родителях. Её папа Наум (жена называет его Нюма) и мама Инга дружат с детства. Родились и выросли они в Симферополе. Почти ровесники (Наум на год старше). Репатриировались (так называется официально переезд евреев в нашу страну) в возрасте 4-х и 5-ти лет. Здесь окончили школу и колледж, отслужили армейскую службу (читатели, конечно знают, что для девушек это так же обязательно, как и для парней), и никто особенно не удивился, когда обнаружилось, что в 16-летнем возрасте Инга оказалась беременной от своего закадычного друга. Алина родилась через полгода после «хупы» (так называется еврейский свадебный обряд). Сейчас, как я уже писал, у Алины есть младшая сестричка, которой 5 лет. Но мама этих двух девочек вовсе не производит впечатление 28-летней взрослой женщины, она сама, как подросток – маленькая, быстрая, прекрасно сложённая девушка (по-другому и не хочется её называть), почти на полголовы ниже ростом, чем её старшая дочь. Когда я смотрю на Ингу, я всегда вспоминаю Елену Проклову, снявшуюся вместе с Андреем Мироновым в фильме «Будьте моим мужем» — вот так примерно она сейчас выглядит.
Полгода назад я вдруг заметил, что в отношениях Инги и Наума что-то изменилось. Наум – прекрасный электронщик, и я частенько раньше обращался к нему за консультациями, если у меня что-нибудь не ладилось. А сейчас, когда бы я ни пришёл, Инга всё время одна. И всё время грустная. Дети редко сидят дома, у них либо свои дела, либо они пропадают у дедушек и бабушек (слава Богу, все живы).
— А где Нюма? – спрашиваю у Инги.
— Говорит, что ночное дежурство. А на самом деле, где его черти носят – никому не ведомо… Извини, Игорь, мне в магазин надо. Тебе что-нибудь купить?..
Я вижу из окна, как она садится в их маленькую «Хонду» и, лихо развернувшись, выезжает с автостоянки.
Пару дней назад в мою дверь кто-то позвонил. Открываю, — Инга. По-моему, даже заплаканная. Я обнял её за плечи:
— Инга, что с тобой, родная?.. Тебя кто-то обидел? Заходи, рассказывай!
— Нет, ну это надо же! Та-ка-а-я проститутка!.. Её, по-моему, в нашем городе только ленивый не пробовал! А он!!. Негодяй, скотина, сволочь!..
Буквально в нескольких словах Инга поведала мне о своей беде: у Наума на работе завелась какая-то новенькая работница, полгода назад приехавшая из их родного Симферополя. Наум с ней когда-то был знаком. И… всё!!!
Инга уронила на пол мою любимую чашку, в которую я налил ей воды. Чашка разлетелась вдребезги.
— Ничего, пустяки, не обращай внимания! – я обнял её за плечи, и она разрыдалась.
— Нет, ну ты представь: та-ка-а-я проститутка!..
— Ну, хватит, перестань, успокойся!..
— У тебя есть что-нибудь выпить?
— Что ты хочешь: водка, коньяк, вино?..
— Вино красное?
— Есть и белое.
— Нет, лучше плесни красненького бокальчик…
Мы с Ингой включили телевизор и сели перед ним с бокалами в руках.
— Представляешь, Игорь? Слыханное ли дело – он уже два месяца ко мне не прикасался. А ведь он вёл раньше даже мой «график» — точно знал, когда у меня месячные и когда, значит, меня можно… ну, ты знаешь!
— Что я знаю?
— Ну, ладно, зачем это тебе знать?..
— Расскажи, тебе ведь это важно.
— За несколько дней до месячных женщину можно… Ну, короче, можно в неё безопасно вливать вашу сперму, она требуется женскому организму, матка её всасывает, и беременность не наступает.
— Да, я где-то читал.
— Ну, вот – завтра мои очередные месячные, а он с этой проституткой!..
Мы помолчали. Я не знал, что сказать.
— Как он мне надоел!! Сволочь!.. Вот пошла бы и дала… первому встречному… Нет у меня уже сил терпеть!..
Инга опять расплакалась. Потом подняла на меня свои прекрасные заплаканные глаза и спросила:
— Игорь, хочешь меня? Я тебе когда-нибудь нравилась?
— Перестань, Инга! Дурочка. Сама не знаешь, что говоришь…
— Вот и ты меня не хочешь…
— Инга!..
— Он последнее время говорил, что у меня после двух родов такая дыра, что у него на меня даже не встаёт. Всё время требовал сосать и лизать. Я, как раба, всё делала, лишь бы «получить своё», как он говорил. Когда он в 5-м классе меня «распечатал», он был просто в диком восторге – ни у кого девчонки не было, только у него. И сейчас всё время требует, чтобы я девчонкой была. И я ПОДЧИНЯЮСЬ! Можешь себе представить? Каждую неделю бреюсь, чтобы он видел во мне девчонку. Хочешь посмотреть?..
Она быстро подняла подол, и я увидел тоненькие соблазнительные стринги.
— Инга, я тебя прошу – не надо! Я тебя умоляю!..
Но она меня не слушала, сдёрнула трусики и переступила через них. Потом подошла ближе и высоко подняла подол. Я не мог отвести глаз от её по-настоящему девичьей полосочки пониже живота. Настоящая девочка! Даже больше девочка, чем её Алина. Инга бросила подол и стала расстёгивать мне ширинку. Я уже не сопротивлялся. Через несколько мгновений головка моего члена была у Инги во рту.
— Может быть, мне лучше встать?.. – глупо проговорил я. Инга помотала головой. Она сидела передо мной на корточках, раздвинув ноги, я заворожено смотрел на её чуть разошедшийся розанчик. Наконец она поднялась в полный рост и взяла меня за руку:
— В общем-то, мне и не нужно было этого делать, у тебя и так всё в боевой готовности, не то, что у моего. Пойдём…
Мы пошли в спальню. Инга всё ещё была в лифчике. Я его расстегнул, и два упругих тугих шарика заколыхались передо мной. И это дважды рожавшая женщина?.. Я слегка подтолкнул Ингу к кровати, и она упала на постель, сразу же широко разведя ноги. Её щелочка слегка разошлась, открыв аккуратную узенькую дырочку, к которой я тут же сладострастно и прижался своим членом. Член вошёл во что-то непередаваемо сладостное и ласковое. Мне хотелось проникать туда всё дальше и дальше, но я ощутил собственные яйца, прижатые к Ингиной промежности.
— Подожди секундочку… — Инга взялась рукой за мои набухшие шарики и легонько стала их гладить и массировать. – Мои хорошие, — шептала она, — отдайте мне всё-всё, что у вас есть! Я так… соскучилась… Игорёк, уже можно, делай что хочешь…
Я не спешил. С каждым качком я чувствовал, что молодая женщина как бы слегка размягчается подо мной, отчего её девичья писька становится всё податливее и пускает мой член глубже и глубже. Вот Инга глубоко задышала и с лёгкой дрожью прижала меня к себе, отчего мой орган дёрнулся и стал толчками выбрасывать сперму внутрь Инги, казалось – в самую её матку…
Не разъединяясь, мы пролежали недвижно минут пять. Потом Инга тихонько прошептала:
— Всё, мой милый… Мне кажется, что моя матка прямо-таки разбухла. Она всосала всё. Всё-всё. Вот увидишь: сейчас ты вынешь, и ни капли не вытечет…
К моему удивлению, так и произошло.

Запись опубликована в рубрике Эротические рассказы: Измены. Добавьте в закладки постоянную ссылку.