Моряк Степан

Татьяна, зардевшись, рассказывала подруге историю о первой супружеской измене. Зардеться было от чего. Никитка приволок в дом своего дальнего родственника Степана. Полночи Степан развлекал их рассказами о плаваниях и путешествиях (моряк), а с утра когда Никитка упёрся на работу, произошло непредвиденное. Таня вошла в зал, чтобы разбудить Степана к завтраку, и остолбенела на месте. Самозабвенно раздвинув ноги, Степан дрочил, уставившись на экран телевизора. Звуки, доносившиеся с экрана, были звуками Таниной свадебной регистрации.
Увидев Таню, Степан быстро прикрылся одеялом, оба не знали куда от стыда девать глаза. Таня как ошпаренная выскочила на кухню, минут через 10 туда же вышел смущённый и подавленный Степан с извинениями. Сказал, что у него давно не было женщины и что его очень возбуждают невесты в свадебных нарядах, впрочем, он немедленно уходит, потому что понимает и разделяет Танино возмущение.
Потрясённая Таня была прежде всего радушной хозяйкой, поэтому она насильно усадила Степана завтракать, а сама скрылась в спальне, где, повинуясь какому-то необычному волнению, достала с антресолей свадебное платье и надев его покружилась перед зеркалом.
Спустя 5 минут она на дрожащих ногах вышла к гостю.
Степан взволнованно вскочил, блестящими глазами охватывая фигурку в белом:
— Правильно ли я всё понимаю, Танечка?
Вместо ответа Таня медленно задрала подол платья, показав полное отсутствие трусиков. Степан подхватил ее на руки и отнёс в супружескую кровать.
За традиционной взъёбкой покатили шалости. Пока Степан, набираясь сил покусывал Танину попку, он расспрашивал Татьяну о дне свадьбы с Никитой. Кому, дескать, она дала бы отлизать у себя в этот день. Таня вздрагивала от пальцев, ворочающихся в собственном анусе, смеялась и говорила, что всем желающим. Дружку, гостям, музыкантам и водителям. А кому бы со стиснутыми зубами и сдавленными стонами дала бы где-нибудь в кустах порвать попку невесты? Только Степану! «А ещё что Степану?» — спрашивал мучитель, постукивая горячим и тугим членом Таню по щекам. И счастливая Таня брала в рот, заглатывая так глубоко, как может только счастливая чужая невеста.
Ближе к возвращению Никиты со службы Степан сфотографировал уснувшую от любовных утех Таню. Два разъёбанных красных отверстия, опухший рот в подтёках спермы. Красная от шлепков жопа. Слипшиеся волосики пизды. Короче, вздумает отказать в следующий раз — ей же станет дороже. Когда голая, потная и липкая от спермы Таня потянулась обнять уже одетого и собраного Степана в прихожей, ему было уже просто противно от вида этой бляди. Хорошо, что хоть заныл хуй и захотелось поссать. Не говоря ни слова, Степан потащил Таню в ванную, усадил голой жопой в ванну и хорошенько обоссал родственницу, метя на сиськи и разжимая стальной хваткой рот. Таня покорно глотала мочу и тянулась всем телом к пахучей золотой струйке. Уже уходя, Степан вытерся валяющимся в прихожей свадебным платьем.

Запись опубликована в рубрике Эротические рассказы: Измены. Добавьте в закладки постоянную ссылку.