Рояль

В одном из рассказов я рассказывал о племяннице моей жены от её младшего брата Инночке. Речь шла о дочери младшего шурина от самой младшей, третьей по счёту его жены. Сегодня мой рассказ о его самой первой жене Наташе, с которой он познакомился ещё в школе в возрасте 13-ти лет на одной из вечеринок. Как он позднее нам рассказывал, в первый же вечер он где-то в укромном уголке чужой квартиры снял с неё трусы и беспрепятственно засунул ей в письку свой член. Она не возражала. Вытекшую из письки сперму просто промакнула носовым платком, и они отправились веселиться дальше. На следующий день он пришёл уже к ней домой и проделал то же самое уже, как говорится, в стационарных условиях, на кровати её родителей. Раздираемый любопытством, он спросил её:
— Кто это сломал тебе целку, Наташка?
— Никто.
— А как же…
— Много будешь знать, — скоро состаришься!
Немного помолчав и видя, что надо бы как-то разрядить обстановку, она сказала:
— Вовик! Ты действительно хочешь это знать?..
— Ну,.. интересно всё-таки…
— Показать?..
Она, как была, без трусов отправилась в ванную и принесла оттуда щётку для волос с длинной гладкой ручкой. Слегка раздвинув ноги, она ловко засунула в свою письку эту самую ручку.
— Видишь? Вот это и есть мой первый мужчина!..
Вовик рассказал нам потом, что вид у Наташки в тот момент был настолько соблазнительный, что он не удержался и «трахнул» её ещё раз.
— И всё-таки я ей не верю… Я, конечно, не исключаю такой вариант, но не может быть, чтобы после этого у неё никого до меня не было.
— А она не сказала, в каком возрасте она это сделала?
— Вот в том-то и дело! Ей ещё 12-ти не было!
Через пару лет после их знакомства (в прямом и переносном смысле) мы с женой и детьми собрались ехать на местный курорт. Вовик с Наташкой увязались ехать с нами. Мы сняли маленький домик на 4 койки, а молодёжь категорически отказалась жить вместе с нами – они сняли жильё отдельно. Немножко странным нам это с женой показалось: в 15 лет мальчик с девочкой живут в отдельном домике. Но что мы могли сделать? Просто пожали плечами, и всё.
Однажды поутру, часов около 11-ти, я по какому-то поводу постучался к ним в дверь. Из-за двери раздалось: «Сейчас!», и в дверях появился взъерошенный Вовик. Я вошёл. Наташа лежала на койке, укрытая простыней, но левая нога её была почему-то в новеньком красном сапоге и высовывалась из-под простыни. Я вспомнил, что они рассказывали, что вчера купили Наташе новые сапожки. Я пригляделся повнимательнее и увидел, что вторая нога (укрытая) тоже явно одета в сапог – это легко просматривалось под простыней. «Какое моё дело? – подумалось мне. – Ему и ей было интересно делать ЭТО в сапогах. Ну и что? Дело молодое…»
Вспомнился мне и ещё один эпизод. В месте, куда мы приехали на отдых, был отличный пруд, где все купались, загорали, катались на лодках. Это в пору летней жары было нашим любимым занятием. Наташа с Вовиком тоже с удовольствием этим занимались. Однажды они вылезли из воды и попросили их сфотографировать. Я, конечно, им не отказал. Но, когда снимки отпечатали, оказалось, что тесноватый купальник врезался в письку Наташи, и она предстала на снимке почти обнажённой. Это очень возбуждало: 15-летняя девочка с подчёркнутой линией письки. Вернувшись домой, я в своей фотолаборатории увеличил ЭТО место, сделал крупный снимок и любовался им на досуге. К чему я рассказываю об этом эпизоде? Сам не знаю. Видимо, чтобы подчеркнуть, что Наташа вовсе не была мне безразлична, я часто вспоминал (да и сейчас отчётливо помню), как она игриво лежала под тонкой простынкой, обутая в красные сапожки. А я представлял себе, как Вовик засовывает ей в письку свой член, и ножки в красном скрещиваются на его спине…
Как бы то ни было, по достижении взрослости Вовик и Наташа поженились. Мы гуляли на их свадьбе. Немножко удивило меня то, что банкет продолжался до самого утра, и молодые вовсе не стремились уединиться в спальне, как это всегда бывает. Впрочем, что тут удивительного?.. Это кому-то такое внове, а они уже с 13-ти лет знали, что к чему.
Время шло. Наташа окончила консерваторию, а Вовик – политехнический институт, и их направили в небольшой городок, в котором была и музыкальная школа, и стройка – то есть оба были трудоустроены по специальности. Всё бы ничего, да вот незадача – ребёночка зачать никак не получалось. Хотя дела обстояли вполне нормально, если судить по внешним впечатлениям. Как-то Наташа при нас запела такую песенку:
— Эта песня за два пенни, за два гроша!.. Эй, Вовик, у тебя есть два пенни?..
— Два пенис? – тут же отозвался муж. – Конечно! А почему только два? Я могу и больше, ты ведь знаешь!..
Словом, сомнений в том, что писька Наташи получает достаточное количество спермы, ни у кого не возникало. Ходили даже (правда неподтверждённые) слухи, что у неё в городке, где они с Вовиком жили, были и другие обожатели, кроме мужа. Причём, как рассказывал нам сам Вовик, Наташа с 13-ти лет ни разу не пользовалась никакими противозачаточными средствами – она и так не беременела. Как-то мы всей семьёй приехали к молодым в гости. И они сообщили нам, что договорились с многодетными соседями, что усыновят (или удочерят – в зависимости от обстоятельств) их ребёночка. Он (или она) как раз был на подходе.
Наташа гордо рассказала о том, что на-днях к ним домой привезут большой концертный рояль «Август Фёрстер», который ей «по блату» выделил сам секретарь райкома.
— За что же это он тебе его дал? – с удивлением спросил муж. – Их «днём с огнём» не сыщешь – только по организациям распределяют!..
— А вот ни за что! По дружбе!
Вовик знал, что спрашивает: в городе ходили упорные слухи о романе местного партийного босса с молоденькой учительницей музыкальной школы. Как бы то ни было, на следующий день рояль всё-таки привезли. Рояль-красавец! Золотисто-коричневого цвета, с белоснежными клавишами, золотой же надписью возле нотоносца. Наташа, конечно, тут же села за инструмент и сыграла, на мой взгляд, самую выигрышную вещь – «Фантазию-экспромт». Я вообще обожаю Шопена, но «Фантазия-экспромт» — это просто чудо! Все заворожено смотрели на Наташу. Музыкантом она была первоклассным. Отвлекаясь от некоторых черт её характера, она являла собой некий образец совершенства: красота, молодость, талант. Она мне всегда нравилась, и однажды я даже посвятил ей одно из своих, на мой взгляд, самых удачных стихотворений. Если кому-то любопытно, можете почитать: http://www.liveinternet.ru/users/igor60/post52741570/ . Но сейчас мой рассказ немного о другом.
Должен признаться, я и сам любитель помузицировать: когда дома никого нет, я играю. Музыкальных школ или даже кружков я не кончал, но с самого раннего детства играю по слуху всё, что когда-либо слышал. Видимо, природа постаралась. И вот, когда я через несколько дней, сидя за роялем, играл свой любимый «Рассвет» итальянского композитора Леонкавало, меня кто-то ласково взял за плечи. Я быстро обернулся, — Наташа. Кроме нас двоих в этот час в доме никого не было.
— А-а-а! Это ты…
— А что? Очень даже неплохо! Тем более, что гармония здесь не из простых.
— Как дела с усыновлением?
— Удочерением!
— Что, — уже?..
— Вчера родила. Так что у нас в Вовиком без пяти минут доченька.
— Поздравляю!..
В общем, слово за слово, поболтали о том, о сём. Наташка вдруг пристально посмотрела мне в глаза и неожиданно спросила:
— Игорь, хочешь… поиграть со мной?
— В четыре руки?
— Ага. В четыре… ноги. Но на рояле!
— Как это?..
Она встала к роялю спиной и подняла подол юбки. Я просто обалдел: такой красоты ножек я вблизи никогда не видел. Разве что иногда на пляже. С той поры, когда я фотографировал её в 15-летнем возрасте (помните фото с врезавшимся в письку купальником?) Наташка ещё больше расцвела.
— Снимай! – скомандовала она. – Нет, совсем снимай!..
Я трясущимися руками стянул с неё трусики и увидел, что писька гладко выбрита.
— Для… секретаря райкома… старалась?
— А то!.. Подсади-ка!
Она уселась на край рояля.
— В кухне есть маленькая табуреточка. Принеси, а то не достанешь…
Я бегом помчался в кухню. Стоячий член мешал моему бегу, и я запыхался. Наташка легла на спину. Я, было, нагнулся к её письке – полизать, но она фыркнула:
— Что за нежности? Я и так хочу изо всех сил. Начинай, а то описяюсь!..
Я подошёл поближе, и она закинула мне ноги на плечи. «Неужели это мне не снится?» — подумал я, поднося член к её почти девичьей полосочке. Член входил в письку туго, как будто передо мной была не опытная женщина, а молоденькая девочка. «Какая горячая у тебя писька!» — сказал я, всовывая член по самые яйца. – «За это мужики меня и любят! Ну, не тяни, работай. У тебя инструмент неплохой, почти как у Акифа.» — «Это секретарь, что-ли?» — «Он!» — «А у Вовика?..» — «Тоже ничего, но поменьше твоего… Вот так! Немножко скорее! Теперь только кончиком… Глубже!.. Быстрее!.. Ещё!.. Ах… Ах… Ах…» — Мы оба кончили.
— Подожди вынимать… Вон рядом сумка моя, подай-ка. Где тут ватка? Так!
Она быстро заткнула письку после того, как я вынул член.
— Люблю сперму. Она сейчас прямо в матку всосётся…
— А почему ты не беременеешь?
— А Бог его знает!.. Ну, ладно, мне на работу пора. Чёрт, перекусить не успела…
Через месяц оформили удочерение девочки. А ещё через три недели выяснилось, что Наташа беременна. И, как то и положено, ещё через 9 месяцев у Вовика с Наташей родился здоровенький мальчик. До сих пор не знаю: мой он сын, или секретаря райкома?

Запись опубликована в рубрике Эротические рассказы: Измены. Добавьте в закладки постоянную ссылку.