Шпионские страсти

Старший опер N-ского горотдела контрразведки, капитан Николай Сергеев скрупулезно анализировал материалы о подозрительном поведении сотрудника режимной химлаборатории Олега Скворцова.
Собранные в папке агентурные донесения и сводки оперативного наблюдения наводили на версию о двойной жизни Скворцова, большую часть которой он интенсивно шифровал от окружения, искал за собой возможную слежку, вел телефонные переговоры на эзоповом языке, проводил законспирированные встречи в самых непредсказуемых местах. Повадки шпионские… Было о чем поразмыслить… Да и год шел к завершению, начальство требовало результатов, а Скворцов все больше вызывал вопросов, чем ответов.
Из конверта выскользнули на стол фотокарточки оперативной съемки. Вот Скворцов осматривается перед заходом в чужие подъезды, здесь говорит по телефону-автомату (куда сбежал с работы, хотя есть служебный телефон), а тут на фоне медслужбы, где якобы интенсивно лечится от несуществующих простуд. Вопросы, вопросы, вопросы… С очередной фотографии на Сергеева в упор смотрят прищуренные черные глаза над черной челкой коротких жестких волос. Да еще крючковатый нос нагло таращится в фотообъектив. Облик Скворцова отражал черты свободолюбивых детей Ромело и в сводках он проходил под кличкой «Цыган».
Сергеев захлопнул папку и пружинистой походкой отправился к шефу докладывать предложения по делу.
Квартиру «Цыгана» сторожили два сложных механических замка и дистанционно управляемая система сигнализации. Для изготовления слепков ключей и сканирования кода дверной сигнализации использовали мнимую болезнь «Цыгана». Его пропустили через парочку дополнительных медосмотров и рентгенкабинет, где, пока тот нервно ежился голышом перед эскулапами, технари быстро сняли необходимые слепки.
В день негласного проникновения в квартиру, лаборатория объекта получила срочный громоздкий заказ и он пропарился над реактивами до глубокой ночи. Сама квартира произвела на оперов приятное впечатление. Обставлена более чем скромно, с хорошей аппаратурой и библиотекой. Эта библиотека угробила основное время обыска и ничерта не дала. Ну, порнухи прилично, специальная литература, но никакой переписки, дневников и фотографий. Много реактивов, хотя с ними даже специалистам трудно будет разобраться. Уже собирались уходить ни с чем, когда медлительный технарь Митрохин упустил крышку фотообъектива и она закатилась под кухонный сервант. Чертыхаясь, оттянули его в сторону и … не обнаружили под ним пыли и грязи. Круглая крышечка объектива лежала на девственно чистом паркете! А под диваном пыли с палец и трудно было не нарушить этот бардачный натюрморт! Разница разительная.
Как ищейки, обнюхали паркет и удачливый Митрохин, отвинтив плинтус, сняв с десяток паркетных дощечек, обнаружил тайник, где покоились три толстых тетради.
-Попался, голубчик, — весело резюмировал Сергеев, и приказал скопировать тексты.
Уединившись в кабинете, разработчик, в приятно возбужденном состоянии грядущих открытий, нетерпеливо открыл первую тетрадь.
«-Мои блядские эксперименты», — прочитал сыщик на титульном листе.
«-Всем, кого ебал и ебать буду -посвящается! «, -начинался текст на втором листе. Cодержимое дневников Цыгана опер глотал вдохновенным запоем:
Родился я в железнодорожном городке. Официальный папаня работал ревизором на железке и на меня совсем не похож. Нос- картошкой, красные щеки, белесые брови и светлые маленькие глаза-типичная рязанская внешность. Меня же с детства прозвали Цыганом, и с этим прозвищем наверное умру. По пьянке предок не раз ставил меня перед собой и вслух размышлял: -Чье ж ты семья, шмаркач, а? Как попало в брюхо к Екатерине? — и пьяные вопросительные слезы текли по мясистым щекам. Он вечно мотался в рейсах и редко бывал дома. Мама одевалась в строгий костюм, учила в школе химию и очень любила меня. Но не только меня. Еще одного высокого военного дядю, которого я случайно застукал с мамой.
Однажды, удрав с урока, я спрятался в платяной шкаф в спальне родителей. Хотел подшутить над мамкой. Но она пришла не одна. В коридоре весело возились с одеждой и беспричинно смеялись. Затем мамка вбежала в спальню и возбужденно стала раздеваться. Через щель в дверце я с удивлением наблюдал, как сваливаются в кучу пиджак, юбка, блузка, комбинация, и остальное.
-Быстрее, уроки скоро кончаться, не успеем, -торопила она гостя.
Тот вихрем ворвался к маме и подняв на руки, уложил ее на неразобранную постель. Быстро освободился от одежды и с торчащим членом навалился на голую мамулю. Елдак гостя моментально провалился ей между ног, раздались стоны, заскрипела кровать.
Скоро мамка испустила протяжный вопль, а мужик скукожился, как петух, заскрипел зубами, громко выдохнул и обмяк. Она гладила его волосы, руки и целовала. Даже обвисший член. Дядька вскоре ушел, а я обескуражено уселся на подушку и затаился. Внезапно дверка открылась и предо мной предстала голая изумленно-растерянная мама. Капли густой туманной жидкости капали из густой щетки волос низа ее живота, да горели пятна от губ на крупных титьках.
Так началось мое сексуальное образование… Папуля мой, оказалось, тоже сеял семя по миру. Я частенько наведывался на станцию после прихода батиного поезда. Он подкидывал мне деньжат по пьяной лавочке и разных вкусностей. Случилось так, что я припоздал и разыскал состав в тупике. Без всякой уверенности толкнул двери командирского вагона и они безшумно пропустили меня в теплое нутро. Тишина абсолютная. Только шлепки, как буд-то ладонями по щекам. Встревожено и осторожно подбираюсь к полуоткрытому купе… Бляха медная! Голый папка, стоя, жестоко ебет проводницу, распластанную на столике. Он ритмично долбит ее сзади, придерживая руками за тонкую талию и предохраняя, таким образом, оконное стекло от разрушения юной рыжей головой. Титьки проводницы растеклись по столешнице и в такт движениям папиного члена полируют ее. Захватывающее зрелище!
Я застал уже финальную часть папиных забав, потому что он вдруг напрягся, попа сжалась и руки его буквально насадили юное тело на член. Хрип удовольствия вырвался из груди бати и ему отозвался протяжный стон удовлетворенной девушки. Он не сразу оторвался от проводницы, дождался пока вытечет малафья, покрутил членом в ее нутрях и устало опустился на лавку. Болт его продолжал торчать, блестя влажной смазкой. Батины глаза нащупали мои ботинки и медленно поднялись на уровень моих.
-Понравилось? –спросил он и не ожидая ответа с хриплым смехом назидательно добавил: -Учись, сынок, очень в жизни пригодится.
Райка (так звали проводницу) с полупьяным интересом разглядывала мою подростковую фигуру и совершенно не стеснялась наготы.
У меня уже стали появляться ночные поллюции и пипка от увиденного приобрела свойство карандаша. Заметив обоюдный интерес, папка выгнал Раю из купе, оделся и мы медленно побрели домой. По дороге он молчал и только возле дома с усмешкой спросил, не доносчик ли я. И ни о чем не просил.
Я оправдал его доверие. И мамкино тоже.
Первый сексуальный контакт у меня произошел в десятом классе. Тетя Надя была моложе мамы и проживала километрах в двадцати от города. Летние каникулы я проводил у нее, благо жила она с мужем без детей. Кто-то из них был неспособным к деторождения и это очень угнетало тетю. Муж обвинял в бездетности жену, напропалую таскался по бабам и частенько не ночевал дома. Я с удовольствием любовался своей красавицей-тетей, ее гибким станом, крепкими бедрами и стройными ногами. В таких случаях петух в штанах просыпался и приходилось всячески изворачиваться, дабы она не заметила хама в штанах. Тетя Надя посмеивалась от моих уловок и иногда шутливо-нечаянно задевала рукой за сучек. Приятно-то как! Аж мурашки по яйцам.
Как-то дядя Миша не появлялся домой трое суток. Тетя ходила задумчивая, рассеяно роняла тарелки, уединялась. Прибежав с озера я увидел ее сидящей на кровати с мокрыми глазами, безвольно опущеными руками. Присев рядом с ней, я обнял за покатые плечи и прижал голову к своей груди. Она заплакала громче. Я гладил ее волосы, руки, вытирал слезы и стал слизывать их языком. Вдруг тетя обняла меня, повернулась на кровати и я оказался на ней. Вековой инстинкт вложил в мои руки и тело выверенные эволюцией движения и при помощи тети мой член вломился в жаркое пламя истекающей от желания женщины и сразу же запульсировал, наполняя влагалище молодой спермой. Этот день казался самым сладким в моей жизни. Первое ощущение женского тела, запах совокупления, в котором перемешались сперма, пот двух тел и женская амбра. И звуки соития! Неподражаемая мелодия зарождения жизни. Я купался в раскошном тетином теле, насыщался ее ласками и неумело дарил ей свои.
Вместо недели, я гостил у тети почти полтора месяца. Всякий удачный момент мы посвящали ебле. Поднаторев по этой части, мы искали разнообразия, попробовали оральный секс. Я балдел, когда мягкие губы тети захватывали головку поникшего члена. Тело пронзало нарастающее возбуждение и безвольный писюн распрямлялся и рвался в поход. Иногда она садилась на меня сверху, активно опускалась и поднималась на члене и я обалденно быстро сгорал. Как-то, любуясь голой, только что отстонавшей подо мной тетей, я наклонился к ее влагалищу и лизнул поникшую горошину клитора. Надя напряглась, издав тихий стон. Я нежно втянул клитор в губы и стал массировать языком. Тетя возбудилась и подалась бедрами вверх. Через некоторое время она задрожала и кончила. Господи! Насколько притягательно женское тело и как хочется научился владеть им.
Заметно похудевший вернулся я домой, хотя сношения с тетей мы не прекращали долго. Через год у нее родился сын. Мой первый сын!
До начала учебного года оставались две недели и папа взял меня с собой в рейс на юг.
Мы поместились в двухместном купе и путешествие началось. У папы работы было много, т. к. бригада проводников состояла из студенток студотряда. У них тоже скоро начинались занятия и девчата наслаждались последними днями дорожной романтики. Наш вагон обслуживали Ирина и Анюта, студентки четвертого курса института путей сообщения. Обе стройные, невысокие, подвижные и веселые. Днем они носились по вагону, принимали пассажиров, таскали белье и делали кучу другой вагонной работы. Самое интересное началось поздно вечером, когда пассажиры угомонились. Папа привел в купе безбилетницу, полногрудую женщину лет тридцати, и отправил меня к проводникам, чтобы не мешал составлять протокол. Увидев меня, девчата перемигнулись и весело засмеялись.
-Надо было тебе остаться, а то у бати скоро чернила кончатся! -хохотали они. Я отчетливо представил, как батя ебал Райку и мой член напрягся. Густо покраснев, опускаюсь на лавку.
-Часа два будет занят твой папуля, -резюмировала Ирина, -будем и мы веселиться!
Проводницы быстро накрыли стол, достали водку. От напряжения и близости двух привлекательных молодых девичьих тел я быстро хмелел и стал смелее. Откровенно рассматривал стройные ноги, полуприкрытые груди девушек. В яйца наливалась истома, когда Анюта наваливалась на меня, доставая со столика закуску.
-Ты еще девственник? , -неожиданно задала она вопрос.
-Уже нет, -ответил я и посмотрел в ее глаза, -хочешь убедиться?
-Проверим, -засмеялась Аня и положила руку на бугор штанов, под которым томился член. Ирина выключила свет, а Аня впилась в меня поцелуем.
Этой ночью я впервые познал групповой секс. Неповторимое ощущение, когда поочередно вводишь напряженный до предела хуй, то в одну то в другую горячую щель наклонившихся над лавкой проводниц. В темноте белеют их кругленькие аппетитные попки, вагон качается и подпригивает на стыках, нарушая равновесие и толчки члена во влагалища происходят непрогнозированно. Согласно договоренности, я делал два медленных качка в пизде одной девушки и повторял процедуру во второй. Чтобы всем поровну. Нехотя оставив нежный уют Иркиной пещерки, головка члена слепо тыкается в мокрые губы ее подружки, чуть елозит, выцеливая отверстие и сочно проваливается до мошенки. Пара резких движений. Минута молчания… Я больше не выдерживаю и, как папка Райку- крепко насаживаю Анюту по самые помидоры и кончаю, кончаю, кончаю до опустошения.
Утром в своем купе я застаю спящую безбилетницу, мерно посапывающую на моем ложе. Папаня уже в бегах. Тихо закрываю дверь и неуверенно осматриваюсь.
-Иди ко мне, -сонно зовет женский голос и я быстро сбросив с себя одежды заваливаюсь на плотное женское тело. Рядом места не хватает. Ноги незнакомки разведены и член врывается в мокрое от папиной спермы влагалище. Совершенно не ощущаю трения стенок и губ влагалища и после тесных пизденок проводниц, член кажется купающимся в жарком желатине. Возбуждаюсь от одного представления, что обладаю женщиной, недавно отдававшейся папке. Ритмично насаживаю партнершу и одновременно губами ласкаю, целую, покусываю ее соски. Тетка завелась. Энергично подмахивает и тихо темпераментно стонет. Кончаем вместе и к батиным семенам добавляется порция моей спермы.
Женщина сошла на какой-то станции и я даже не узнал ее имени, крепко спал.
Поездка добавила мне сексуального опыта и поневоле продолжила коллекцию женщин, познавших мой член.
Сергеев отложил тетрадь и уставился в стену. Член ломило от застоявшейся крови. Бегло перелистав тетради он пришел к окончательному выводу, что Цыган не представляет никакого интереса для «конторы». Разве что возможным агентом-обольстителем. Однако чисто мужской интерес к запискам нарастал, их хотелось дочитать, да давил сексуальный пар… Капитан набрал по внутренней связи телефонный узел и попросил соединить его с начальником отдела.
-Даю-ю-у, -игриво ответила телефонистка Люся.
-Дашь через полчаса, — серьезно сказал ей Сергеев.
Коротко доложив начальству свои выводы по Цыгану и пообещав скопировать наиболее интересные эпизоды из трудов уже бывшего объекта, Сергеев снова набрал телефонисток.
Через полчаса Люся, закусив в зубах полотенце, глухо стонала под напором раззадоренного чтивом остолбевшего члена капитана. Он неистово трахал ее на столе, подложив под голову недочитанные тетради. Люся кончила два раза, а Сергеев никак не мог угомонить своего жеребца.
Размеренно и мощно он таранил и таранил гостеприимную щель боевой подружки, пока не розрядился в нее обильным потоком семени.
-Ну ты и гигант! -восхищенно-удивленно заключила усталая Люся, -могу сегодня и залететь от тебя.
-Еще встретимся, -пообещал Сергеев, открывая подруге двери после предварительного прослушивания коридора.
Читая далее записки Цыгана, Сергеев убедился, что тот использовал свою сексуальную привлекательность в основном для решения шкурных вопросов. В институте он трахал старосту (покрывала прогулы), преподавателей(за оценки), хозяйку квартиры(за жилье и кормежку). Из этого периода капитан выделил для начальства пикантный эпизод обольщения Цыганом известной пятидесятитрехлетней профессорши Натальи Степановны. Эта дородная, с остатками былой красоты женщина шесть раз оценивала познания сексуального разбойника по двухбальной шкале и совершенно не реагировала на его внешние данные и откровенные комплименты. Отчаявшись, Цыган приперся к преподавателю домой рано утром. Наталья Степановна, близоруко щурясь, в банном халате, без прически и грима впала в замешательство и соблазнитель оказался в квартире. В домашней обстановке ученая дама оказалась беззащитной и откровенно тушевалась под раздевающим взором юного ловеласа. Цыган обнаглел и, использовав ситуацию, прямо на кухне во время чаепития облапил хозяйку и впился в нее страстным поцелуем. Терять было нечего, а отчаяние придавало смелости. Его руки расстегнули халат и начали ласкать массивные груди. Дама сдалась окончательно. Цыган ублажал ее трое суток, не выходя из квартиры. Во время отсутствия хозяйки, отсыпался и откармливался. От нагрянувшего сексуального счастья та помолодела и нещадно эксплуатировала неугомонный член студента. Цыгану льстило, что особенно расцветала и молодела женщина в начале и во время совокупления. Он наслаждался своей победой и властью над телом Натальи Степановны. Во время предоргазменного состояния любовницы мог внезапно вынуть член из разогретого влагалища, снисходительно улыбаясь на ее призывы немедленно вернуть «вещь на место». А затем стремительно и неожиданно для нее на полную глубину загнать его в ее недра и без остановки :туда-сюда гонять член до извержения спермы и полной прострации профессорши.
Любовь прошла с росчерком пера престарелой матрены в зачетке прохиндея.
На работе Цыган использовал детородный орган строго по делу и достаточно быстро получил квартиру, повышение по службе. Он ебал начальников-женщин и жен начальников-мужчин. Обидчиков тоже наказывал членом-ебал их жен, дочерей и любовниц.
С некоторых пор ради спортивного интереса (и пользы дела для) поимел секретаршу своего шефа и дочь одного влиятельного зама. Все у Цыгана шло, как по маслу! Он стал практиковать опытные совращения. Проверил на стойкость передки одной политической дивы и жены военного офицера.
С Лолой Цыган познакомился случайно. По дороге с работы в квартале от дома залюбовался раскошной шатенкой, плавно и гордо несущей свое точенное тело в одном с ним направлении. Стройные крепкие ноги ритмично щелкали высокими каблуками по тротуару, а в такт им плавно играли под юбкой плотные полушария ягодиц. Мысленно раздев незнакомку, Цыган почувствовал томление в паху, что удивило его, т. к. каких-то полчаса назад он излился в ненасытные глубины жены кадрового начальства. Отогнав эротическое наваждение, он прибавил шаг и обогнал женщину, даже не повернув в ее сторону головы. Однако от судьбы не уйдешь! Испуганный женский вскрик и стон заставили его резко обернуться и подхватить падающее женское тело прямо под пышные груди. Лола, так потом назвалась незнакомка, сломала каблук в асфальтной расщелине и слегка подвернула ногу. Испуганно и беспомощно прижавшись к груди спасителя, она отдышалась, извинилась и грациозно забалансировала на уцелевшей туфельке, пытаясь прицепить оторванный каблук. Цыган дружелюбно рассмеялся и пригласил ее к себе, благо до подъезда оставалось метров сорок. Лола, опираясь на руку мужчины, смешно заковыляла к дому. Заметив боль в ноге, Цыган быстро наклонился и Лола оказалась у него на руках, прижавшись грудью к его щеке. Между ними словно проскочил некий магнетический разряд. Он чувствовал тело женщины, словно давно знал ее и обладал им, а ее нисколько не стесняли обнимавшие чужие мужские руки. Обстоятельства, основательность и сила незнакомого мужчины превратили гордую Лолу в девочку. И Цыган и Лола знали что будет дальше.
В квартире, едва захлопнулась дверь, губы их слились в жадном поцелуе. Положив женщину на диван, Цыган бережно и нежно ощупал-приласкал пострадашую ногу, растер щиколотку, голень. Рука пошла по бедру и уже обе руки гладят нежные бедра, снимают лишнее белье, ласкают зовущие губы влагалища, клитор. Член Цыгана ворвался в Лолу, как буд-то слились две вселенные. Он не мог насытиться ею, а она им.
Трижды извивалась Лола в конвульсиях оргазма, пока Цыган творил чудеса в недрах ее влагалища. Рязрядившись в любовницу, Цыган обмяк почти без чувств. Она благодарно ласкала его грудь, целовала соски, шею, лицо, губы. Не могла поверить, что случайный прохожий доставил ей такой букет сексуальных удовольствий, поражалась своему безрассудству и легкомыслию. И не жалела ни капли о происшедшем.
-Мой Цыганенок! Как хорошо с тобой! — шептали ее губы и продолжали ласкать расслабленное мужское тело.
Пока Лола готовила кофе и принимала душ, Цыган прикрепил сломанный каблук, глубоко сомневаясь, что туфли еще послужат ей. Для надежности вызвал такси. Уезжая, Лола предупредила случайного любовника, что не сможет продолжить с ним связь, т. к. дорожит семьей и опасается непредсказуемости поступков мужа. Она не оставила ему никаких данных о себе. Цыган не настаивал. Пока Лола была в ванной, он изучил содержимое женской сумочки и знал где она живет и работает. Полюбовался и на семейное фото, где Лола позировала с серьезным военным офицером и пятилетней дочуркой. Красивая семейная пара. Рассматривая мужа Лолы, Цыган испытал волнующее чувство удовлетворенного самца, оплодотворившего самку достойного противника.
Через несколько дней Цыган имитировал случайную встречу с Лолой возле ее работы. Женщина явно обрадовалась ему и без колебаний согласилась прокатиться в машине. Так же послушно она согласилась зайти на чашку кофе к Цыгану, явно зная, что кофе будет предшествовать жаркая постельная баталия! Она хотела Цыгана, она думала о нем и тело ее дрожало в сладком предвкушении совокупления. Чувства и зов гормонов побороли в Лоле разум. Снова между ними установился знакомый магнетический мост и тела их буквально летели друг к другу. Одного взгляда Цыгана доставало Лоле, чтобы выйти за рамки разумного. И это при восьми годах безупречного и верного замужества!
Уже в коридоре Лола потеряла чувство времени. Не помнит, как ее раздели, занесли на диван. Помнит яростные проникновения члена Цыгана в ее изнывающее от желания и похоти влагалище, помнит его ласки, губы на губах, чувственных сосках, нежную игру твердой головки члена возле матки, первый удар спермы и звездный феййерверк оргазма! И еще! И еще! Вернувшись к реальности часа через два, Лола заторопилась, но никак не могла оторваться от Цыгана. Она ласкалась и щебетала без умолку, обещала быть его по любому зову, в любое время и в любом месте.
Через два месяца Лола приняла любовника в своей квартире. Муж уехал в командировку, а дочь отдыхала на юге. Цыган остался у Лолы на ночь и это была чудная ночь. Почти без сна. Ночь непрерывной ласки и секса. Он влил в Лолу столько спермы, сколько, казалось бы, хватило на месяц его похождений. Уже утром, покоясь головой на раскошных титьках расслабленной женщины, его разбудил междугородний телефонный звонок. Лола сонно ответила в трубку радиотелефона и зажурчал домашний разговор с мужем. Тот очень скучает по жене, провел бессоную ночь, мечтает оказаться в одной постели с любимой.
Уловив суть разговора, Цыган неожиданно возбудился. Где и силы взялись! Член восстал, как арматура. Он ласкаво раздвинул призывно приподнимающиеся в коленях ноги Лолы и почувствовал нарастание ее похоти. Лолу тоже возбудило пикантное положение: любовник в кровати и разговор с мужем!
Она тихо застонала в трубку, когда член Цыгана привычно прильнул к половым губам и медленно проник в их глубину.
-Даааа… зееееваю, не выспалась без тееебяяя, — почти не солгала она мужу, одновременно принимая более удобную позу и выгибаясь навстречу члену Цыгана. Щадя любовницу, он делал неспешные погружения в такт размеренной, идиллической телефонной беседе соскучившихся супругов. Контролируя себя, Лола находила какие-то слова для мужа, отвечала на его вопросы, сама их задавала. И медленно, страстно подавалась навстречу Цыгану, когда он буравил ее до матки, то неохотно выпускала член из влагалища, не допуская выхода головки из нежного захвата губ. Тихо стонала, прикрывая микрофон ладошкой, и снова продолжала неспешный диалог с мужем. Лола проявляла чудеса изобретательности и актерского таланта! Цыган с нескрываемым интересом и восхищением прислушивался к ласковому тембру голоса лежащей под ним женщины, улавливал изменения его модуляции при нежнейшем трении плоти члена о стенки влагалища и знал, что слова, их оболочка-направлены мужу, а трепет и теплота-адресованы ему! Муж Лолы настроился на долгий разговор с женой, а она не могла прервать его. Цыган трахал Лолу практически в присутствии ее супруга и постепенно начал импровизированно экспериментировать. Неспешно войдя до основания в Лолу, он на мгновение застыл в ней. Привычно подавшись вверх, давая члену максимально погрузиться в нее, Лола тоже застыла, наслаждаясь властью и весом мужского тела, наполнением влагалища желанной плотью. Слова мутились в голове, но она еще управляла собой.
Ее тактика беседы была проста – задавать вопросы мужу и больше слушать, довольствуясь репликами и междометиями. В момент, когда Лола вынуждена была отвечать на вопрос, Цыган энергично шевельнул залупой, проведя ею по матке. Эффект был впечатляющий! Лола сладострастно дернулась и выгнулась, издав в микрофон протяжный стон наслаждения. После короткой паузы, пояснила удивленному мужу, что нечаянно антеной трубки зацепила волосы. А наяву, любовно погладила Цыгана по груди и поиграла бедрами, удобнее помещая член в себя. Игра заводила их все больше. Войдя в очередной раз в Лолу до упора, Цыган прильнул к ее губам, прервав на полуслове.
-Трубка ббббаааарахлит, -порывисто дыша возмутилась жена, — сели аккумуляторы или контакты барахлят. Лола уже с трудом владела своим голосом и дыханием. Она страшно возбудилась и горела желанием полностью отдаться наслаждению сексом.
Дальнейшая семейно-интимная беседа с мужем имела комедийный оттенок:
-Ты мне гостинец (Ооох!) уже купил?
-Милый мой (Умм-Ууух). Ты для меня самый дорогой (Охх!) подарок!
-Я очччень(Ох! Помедленней, молю тебя!) жду тебя.
-Нет, нет. Я не забыла (Оооо! Замри! Не двигайся! Чуть-чуть пошевели!) твои ласки! Я так скучаю по тебе! (Ааах! Как хорошо!)-Цыган играет залупой в недрах влагалища Лолы.
-Работа и дом. Скучаю очень. (Мммм. Ты прелесть!) Когда ты приедешь? (Поцелуй мне грудь! Хорошооо как!)-Лола выгибается, принимая член Цыгана.
-Даааа! Мы сразу ж займемся любовью! (Ой-я-Ааа! Ты преееелесть!)-Цыган втянул в губы сосок груди и одновременно резко вошел в Лолу, — До-ооооолго, долгоооо.
-Я тоже тебя люблююю(УуууМммм. Я на пределе!)-Цыган дважды интенсивно ввел член во влагалище, покручивая грибом головки в глубине.
-Я не могу тебя дождаться(Ооох. ! Родненький! Сильнее! Сильнее! Кончааааа-юююуууу!
Еще глубже, глубжжжеее! Теснееееее! Хорошоооооо! Уууммм!), — Цыган энергично орудует членом, крепко придерживая партнершу за ягодицы. В момент извежения с трудом сдеживает рык и стиснув зубы зарывается лицом в грудь любовницы. Тело Лолы дугой навинтилось на член и дрожит, вибрирует в оргазме. Муж бьющейся под Цыганом в сексуальном экстазе женщины нежно объясняется ей в любви, но слова его глохнут в подушке, к которой прижата трубка.
-Ты меня почти усыпил, любимый! — устало возобновляет Лола диалог с мужем, -я очень-очень хочу спать. Целую тебя. И жду.
Она прижимается к Цыгану и засыпает спокойным сном удовлетворенной и безгрешной женщины.
Уходя от любовницы, Цыган обратил внимание на красивую коробку, перевязанную нарядной ленточкой. В ответ на немой вопрос, Лола достала из нее… злополучные туфли со сломанным каблуком. Сентиментальная женщина превратила туфли в фетиш, в некий амулет, напоминающий ей о начале ее падения.
-Нда, — подумал Цыган, — в каждой женщине мирно уживаются добродетельная ханжа и первоклассная блядь!
Через три недели Лола на очередном свидании призналась Цыгану, что беременна от него. Сообщение любовницы странным образом напугало ловеласа, заронив в его голову какие-то неясные страхи.
Сергеев снова позвонил Люсе. Впорхнув в его объятия, она поразилась лихорадочному блеску глаз и какой-то дъявольской гримасе на лице. Без лишних слов насадилась на член и довольно быстро сняла с него напряжение. Отфонтанировав в Люську, Сергеев поцеловал ее и загадочно произнес:
-Рожай, милая. Скоро у нас начнется иная жизнь.
Оставшись один, Сергеев долго сидел, уставившись в одну точку. Затем резко поднялся, достал из сейфа бутылку водки и прямо с горла не отрываясь выпил как воду. Тыльной стороной ладони вытер губы и медленно потянулся за пистолетом. Долго поглаживал сталь затвора, пересчитал патроны в магазине и тренированным движением сунул пистолет в заплечную кобуру. Опечатал сейф и твердой уверенной походкой вышел из управления.
Открыв двери на назойливый звонок, Цыган вдруг побелел и застыл, гипнотически уставившись в черный зрачек пистолета. В следующую секунду мир расплылся от вспышки боли в солнечном сплетении. Захлопнув за собой двери, Сергеев втащил скрюченого Цыгана в комнату и бросил обмякшее тело на пол. Не обращая внимания на хазяина квартиры, прошел на кухню и быстро вскрыв знакомый тайник, собрал злополучные дневники. Цыган уже оклемался от боли и с ужасом наблюдал за поведением незваного гостя. Тот уверенно перелистал страницы последней тетради и выдрав часть листов, положил их в грудной карман. Задумчиво посмотрев на тетради, направил ствол в пах Цыгану и потребовал снять штаны. С минуту Сергеев рассматривал сморщенный член Цыгана, недоуменно задаваясь вопросом, чем он так сладок его жене? Цыган заворожено следил за стволом.
Его бросало то в жар, то в холод.
-Живи, пока, ебарь, — медленно произнес Сергеев, — и сгинь с моей жизни. Случайно встречу- убью!
Считаные часы перевернули устоявшуюся и, казалось, удавшуюся жизнь Сергеева наизнанку. Судьба-злодейка внезапно плюнула ему в душу и беспощадно растоптала ее. Цыган уже несколько месяцев активно орудовал своим членом в самом тылу Сергеева, щедро одаривая его прекрасную, верную и неприступную Лену-Лолу своим семенным материалом. И семена проросли…Как жить дальше? Он тоже не святой, но такого цинизма от жены не ожидал. Сергеев заскрипел зубами, вспомнив с какой любовью и тоской объяснялся по телефону жене, извивавшейся в такт мелодии его слов под любовником!
Дома он уклонился от ритуального поцелуя жены, молча, не раздеваясь, прошел на кухню и достав из холодильника бутылку водки, сел за стол.
-Дай стакан и садись, — бросил он жене. Неспешно отпив от стакана, вытащил из нагрудного кармана тетрадные листы, аккуратно развернул их и положил перед супругой.
-Читай! Тебе будет интересно, — криво усмехнувшись добавил он и снова хлебнул водки.
У жены вдруг затряслись руки и листки запрыгали, буд-то живые. С первой фразы она поняла все! Лена беспомощно опустилась на стул и беззвучно заплакала. Сергеев вышел в прихожую и вскоре вернулся на кухню с коробкой, перевязанной нарядной лентой. Взглянув на коробку, Лена тихо завыла, раскачиваясь в стороны. Сергеев бережно развязал бант, достал туфельку со сломанным каблуком и наполнил ее водкой.
-За утраченное наше счастье, — провозгласил он и медленно влив в себя содержимое туфельки, ушел спать.
Утром Сергеев занес начальнику копии некоторых забавных эпизодов из дневника Цыгана, постановление о закрытии дела на него и, когда полковник наложил резолюцию, подал ему рапорт на увольнение.
-Служба перестала приносить мне удовольствие, не тратьте время на уговоры, — отрезал он изумленному шефу и положил на стол удостоверение, ключи и оружие.
Прошло два года. Сергеев возглавил набирающую вес юридическую компанию и был всецело поглощен работой. Его бывшая сослуживица и секс-терапевтка Люся в фирме именовалась офис-менеджером и слыла доверенным лицом босса. У нее подрастал годовалый сынишка, унаследовавший черты лица Сергеева, чем последний явно гордился. Жена Сергеева, Лена, отдалась домашним заботам и уходу за двумя прелестными дочурками. Старшая, озорная белокурая первоклашка, радовала родителей своими успехами в школе и досаждала беспокойным нравом. Маленькая Татьяна, в отличие от старшей, имела спокойный характер и могла часами раскладывать пасьянс из кукол, не отвлекая взрослых. Взгляд ее черных, больших глаз на смуглом лице обладал каким-то гипнотическим свойством. Девочка обещала быть красавицей. Лицо Лены старили резкие скорбные морщины в уголках рта и поблекший взгляд синих глаз. Она стала посещать церковь и круг ее подруг ограничился набожными единоверками.
Цыган вернулся в родительский дом. Батя его умер от заебов судьбы, но мать сохранила былую осанку и красоту. У любимой тетушки Цыган опозорился первым в жизни половым фиаско. Обрадованная женщина, после обильного застолья, по устоявшейся традиции потащила племянника в постель. Она горела желанием, женской силой и зажгла Цыгана. Его член налился былой мощью и победно прошел сквозь полураскрытые изнемогающие губы теткиного влагалища… Вдруг в памяти Цыгана воскрес черный зрачек пистолета и… член обмяк. И всякий раз, после проникновения в желанное женское лоно, черный зрачек пистолета подрезал мужскую силу. Цыган сильно запил… Он стал бояться женщин.
Но жизнь продолжается. С героями этой истории мы еще встретимся.

Запись опубликована в рубрике Эротические рассказы: Измены. Добавьте в закладки постоянную ссылку.