Эти

Эти – старший оператор в банке. Их там много, но старшая – она. К иной обратищься:
— Ты можешь провести эту операцию (я всегда, на всякий случай, спрашиваю)?
А она говорит:
— Нет, я новенькая. Обратись лучше к Эти…
Это в бывшем СССР у нас проблем с банком не возникало – там кроме сберкассы ничего не было. Во всяком случае, у таких, как я. А тут – не успеешь приехать, тебе сразу говорят:
— Это чек тебе на первое время. Открой себе счёт в каком-нибудь банке и вложи чек туда. А потом будешь брать денежки, сколько и когда захочешь. Карточку для пользования каспоматом (здесь так называют банкомат – от слова «кесэф» — деньги) тебе в банке выдадут…
Большинство «наших» почему-то редко этой самой карточкой пользуются – как только деньги на счёт поступают (например, какая-нибудь зарплата или пособие), так тут же бегут в банк и забирают со своего счёта все деньги – пусть лежат дома! И у некоторых эти деньги из дома воруют. Или отнимают при выходе из здания банка – выхватывают сумочку из рук и дают дёру. Такое случается не так уж и редко. Что касается меня, я дома денег не держу – куда надёжнее, когда они хранятся в банке. К тому же, я частенько наведываюсь в банк и по другим поводам. Например, я недавно нашёл способ зарабатывать деньги в Интернете, и зарплата мне поступает в американских долларах в виде чеков. А здесь долларами, как в большинстве стран, расплатиться ни за какую покупку или услугу нельзя – только в местной валюте. Вот и приходится идти в банк, чтобы этот обмен произвести. А там зачастую происходит то, о чём я рассказал выше. Так что, хочешь-не хочешь, надо обращаться к старшему оператору.
— Привет, Эти! Ты сегодня потрясающе выглядишь!
Она в ответ смеётся. Потому что это можно расценить как сексуальное домогательство, и за такие вещи здесь пара пустяков подать на обидчика в суд. Кое-кто из политиков уже поплатился за свои излишние восторги. Но Эти относится к моим комплиментам спокойно. Она – привлекательная, хотя и не очень молодая женщина, по моей оценке лет под 50. Всегда модно одета и причёсана, тщательно следит за собой, приветлива и дружелюбна. Видимо, не без причин её назначили на должность старшей. Сегодня я пришёл перед самым закрытием банка на обеденный перерыв, который здесь (как и в большинстве государственных и частных учреждений) длится с 12-30 до 16-00. Сразу же после того, как я вошёл, за моей спиной закрыли дверь на запор.
Эти берёт мой чек на 120 долларов и начинает оформление. Это непросто, надо заполнить кучу бумаг, скопировать сам чек, записать все мои данные…
— Ещё что-то зарабатываешь? – спрашивает меня между делом Эти.
— Ну, это – так, приработок. А вообще мы с женой пособие получаем.
— И сколько ты вот так «прирабатываешь»?
— Иногда долларов 200-250.
— Неплохо!
Пока Эти работает, я глазею по сторонам и вижу на стенке фотографии симпатичного мальчугана лет пяти.
— Внук? – от нечего делать спрашиваю Эти.
— Ма питом (чего это вдруг)?! Это мой сын!
Я заливаюсь краской:
— Эти, прости! Ани мицтаэр (я сожалею)!..
— Да ладно тебе! Я расцениваю это как комплимент!..
Ксерокс в другом конце зала. Эти на пару минут удаляется и вновь усаживается напротив меня. Бумажки готовы. На одной из них написано, сколько шекелей поступило с вложенного чека на мой счёт. Я собираюсь уходить, но Эти заговорщически спрашивает меня:
— Ты торопишься?
— Нет, а что?
— Могу тебя кофе угостить.
— Спасибо, я кофе не пью – давление. Чай выпил бы…
— Лё баайя (не проблема)!.. Идём!
— Куда?..
Она не отвечает. Мы идём с ней по каким-то коридорам и, наконец, оказываемся в небольшой комнатушке, где стоят пара столов, естественно – стулья, небольшой диван. В стенных шкафах – кружки и всё для скромной трапезы. Эти включает кипятильник.
— Это наша бытовка. Но девчонки норовят в перерыв домой смотаться. А я вот тут отдыхаю. Сэндвичи с пастрамой (что-то типа кошерной ветчины из индюшатины) будешь?..
— Буду. Только… неудобно как-то!
— Ты думаешь, я их из дома принесла? Наш родной банк старается!
— Ну, разве что так…
Перекусили. «А дальше-то что?» — думаю. Эти, будто подслушав мои мысли, говорит:
— Ты, вообще-то, как? В смысле: здоров?..
— Да вроде бы ни на что не жалуюсь.
— А по женской части? Ещё что-то можешь?
— Жена не жалуется.
— А со «старушкой» сорока пяти лет перепихнуться можешь?
Я немею от неожиданности. Эти, как ни в чём не бывало, продолжает:
— Ты не думай, что я какая-нибудь проститутка. У меня двое старших сыновей уже в армии отслужили, а сейчас вот и младшенького завела, даже не знаю как – бдительность, видимо, потеряла. Пойми меня правильно: я замужем, всё имею регулярно (так мой муж считает) – раз в месяц. – Эти заразительно смеётся. – В общем так. Сразу предупреждаю: я с первых месяцев замужества в браке главная. Понял? Меня моя подружка ещё до выхода замуж научила: бери, говорит, бразды правления в свои руки, а то потом превратишься в рабыню. Вот с тех пор я и стала госпожой. Что это значит? Ты думаешь, что муж меня имеет? Фигушки! Имею и имела все эти годы его я! Если эти условия тебя устраивают, — вперёд! Ты никому и никогда не сможешь рассказать, что ты Эти «отымел». Понял? Но и я тебя поимею только при твоём согласии и только если ты добровольно мне подчинишься. С твоей стороны требуются только покорность и полное подчинение. Ну как?..
Я не знал, что сказать. Честно говоря, я просто-напросто испугался. Ни о каком сексуальном возбуждении даже речь не могла идти, настолько я был растерян. Но Эти это нимало не смутило.
— Сейчас мы тебя проверим, — сказала она. – Может, я просто время зря теряю, и у тебя на меня даже не встанет?..
Я молча сидел на стуле, а Эти стала раздеваться. Формы её меня не прельщали: она была полновата, но стройна, с длинными красивыми ногами и бюстом 4-го размера. Оставшись в лифчике и трусах, она подошла ко мне. Мой «дружок» мирно спал.
— Сними! – приказала Эти, указывая жестом на трусы. Я потянул их вниз, и то, что я сразу же увидел, привело меня в совершеннейший восторг: писька Эти была гладко выбрита и призывно зияла прямо-таки девичьей полосочкой. Я почувствовал, как мой дружок стал постепенно набухать. Эти взяла меня за руку и прижала её к своей письке. – Засунь туда два пальца! – приказала она мне. Я с опаской подчинился. Писька Эти была влажная и горячая. – Глубже! Ещё глубже!..
Она опустила ладонь на мой член и ощутила, что он уже, как говорится, «на взводе».
— Нормально! Раздевайся. Рубашку можешь оставить. А теперь ложись на спину на диван. Перечить мне ни-ни!..
Она принесла свой надушенный французскими духами шейный платок и завязала мне глаза. Я лежал молча и ждал, что последует дальше. Она вновь взяла мою руку и потребовала, чтобы я опять засунул два пальца ей в письку. Я ощутил, как мой теперь уже ничем не прикрытый орган взметнулся вверх.
— Нормально! – сказала Эти, и я почувствовал, что она чем-то перевязывает мне яйца.
— Что ты делаешь, Эти?
— Молчи! Я же предупреждала!
— Ты и мужу это делаешь?
— Конечно. Я – госпожа. Мне нужно, чтобы у мужчины стоял столько, сколько мне требуется. Понял?
Она принялась ласково перебирать мои яйца и потихоньку дрочить член, я продолжал двигать туда-сюда пальцы в её письке.
— Эти, тебе не кажется, что мы оба сейчас кончим?
— Нет, мой милый! Ты кончишь теперь только тогда, когда я разрешу. А я – когда мне этого захочется.
Мне казалось, что мой член настолько напрягся, что вот-вот взорвётся. Наконец, Эти перестала его дрочить и взобралась на диван. Я почувствовал сладостное для меня насаживание горячей женской письки на мой самый чувствительный из органов. Ни с чем не сравнимой блаженство! Эти вогнала в себя мой «кол» до упора и замерла. В знак благодарности я попытался, было, поласкать ей клитор, но она меня остановила:
— Не надо, а то я быстро кончу. Мне этого не хочется. Ты не думай, я не ТАКАЯ, ты у меня после мужа – первый. Я за долгие годы привыкла к его члену, и твой – новинка для меня. Представь, новинка, против ожидания, приятная. Тебе не говорили, что он у тебя не совсем стандартный: и длиннее и толще среднего?..
— Говорили. У меня с женой неприятности из-за этого…
Всё это время Эти сидела на моём члене не двигаясь и лишь время от времени сдавливала его своей писькой, словно желая убедиться, что он всё ещё в ней. И вот она начала медленные движения. Член выходил наружу почти до самой головки, а потом вновь погружался до упора в сладкую глубину. Всякий раз я чувствовал, как Эти придавливает мои яйца всей своей массой. Движения постепенно убыстрялись, я достиг высшего пика возбуждения и, казалось, вот-вот кончу. Но этого не происходило – Эти оказалась профессионалкой секса, знавшей что к чему. Наконец, её писька стала судорожно сжиматься и разжиматься, и Эти со сладостным вздохом легла на меня, придавив верх моего туловища своими роскошными грудями. Некоторое время мы лежали без движения. У меня было такое ощущение, что писька Эти как бы выдаивает из моего стоячего члена всё, что из него можно выдоить. А выдаивать-то было нечего – я так и не кончил. Наконец, Эти поднялась и «снялась» с моего кола. Я почувствовал, как она развязывает тесёмку на яйцах.
— Не обижаешься, что не в меня?.. – услышал я её голос и почувствовал, что она дрочит мой член. Почти тотчас же моя сперма вырвалась на свободу, фонтанируя, как действующий вулкан. Я продолжал лежать с завязанными глзами, а Эти аккуратно обтёрла моё «богатство»…

Запись опубликована в рубрике Эротические рассказы: Измены. Добавьте в закладки постоянную ссылку.