Яэла

В стране, где я в настоящее время живу, медицинская страховка осуществляется за счёт функционирования так называемых больничных касс. Это существующие в условиях конкуренции самостоятельные организации, каждая из которых стремится заманить клиентов предоставлением тех или иных отсутствующих у других льгот. Такая вот своеобразная рыночная экономика. Я состою на учёте в больничной кассе «Маккаби» и пока доволен. Да и многие говорят, что наша больничная касса – лучшая: есть свои клиники, больничные комплексы, аптеки. К некоторым классным специалистам, работающим у нас, абоненты других больничных касс могут попасть только за плату, которую их больничная касса не всегда готова возместить. А мы вот пользуемся льготами бесплатно. Но лекарства надо покупать либо в своей аптеке, либо в центральной, которая находится довольно далеко от дома, но зато обслуживает все больничные кассы.
Это я, как всегда, вместо вступления. А рассказать я хочу именно о «своей» аптеке и о том, что у меня совершенно случайно оказалось с ней связано. Кроме того, что эта аптека обслуживает нашу больничную кассу, она ещё и частная, то есть принадлежит совершенно определённому юридическому лицу, имеющему лицензию на право заниматься этим видом деятельности. Долгое время собственником нашей аптеки был некто Моти, благообразный старичок лет 65-ти. Правда, характер у него был не очень общительный – на клиентов других больничных касс он мог порою и накричать, и послать их куда подальше, да и цены на всякого рода шампуни, одеколоны, зубную пасту и прочий ширпотреб, который тоже продаётся в аптеке, у Моти всегда были если не заоблачные, то близко к этому. И вот с Моти случилась беда. Был у него единственный сын, поздний ребёнок, с которого он всегда, как говорится, «пылинки сдувал», души в нём не чаял, дал ему хорошее образование и всё такое прочее. А в нашей стране защита отечества – священный долг не на словах, а на деле. Каждый мужчина и каждая девушка обязаны служить в армии. И никто (или почти никто) от этого не увиливает – наоборот, все стремятся на самые передовые участки, в так называемые боевые части, где служить опаснее всего. И если девушки служат только в самом начале, когда они только-только закончили школу, то мужчины служат практически всю свою жизнь, их каждый год призывают «под ружьё» на полтора-два месяца. Призвали в «милуим» (так эта служба называется) и сына нашего Моти. Что там говорить, Моти не повезло – его сын погиб в одной из боевых операций. Такое уж у нас государство – со всех сторон враги, которые своей численностью превышают наше население более чем в 50 раз. Если не защищаться и не давать постоянный отпор, то нас просто уничтожат и «сбросят в Средиземное море» — об этом нам твердит наше окружение вот уже 60 лет.
Бедный Моти! На пару недель он вообще исчез из поля нашего зрения, а потом появился изменившимся до неузнаваемости: ещё бы – единственный сын… В общем, пропал для Моти смысл его жизни, он продал свою аптеку и навсегда уехал из нашего города. Но бизнес есть бизнес, новый хозяин (вернее, хозяйка) не замедлил появиться. Аптеку быстренько отремонтировали, витрины переоформили, цены на многие изделия снизили. А над помещением аптеки появилась надпись «Аптека Аэла» (по имени новой владелицы). Я прихожу за лекарствами не так уж часто – как правило, раз в месяц. А чаще приходить и смысла нет – больничная касса даёт по своим рецептам очень большую скидку, в среднем 85 процентов, и следит за тем, чтобы пациенты не покупали себе лекарства чаще, чем положено. Тем не менее, я всё-таки умудрился во время этих кратких визитов разглядеть нашу новую аптекаршу – красивую молодую женщину лет 32-х. Она большую часть времени проводила за своим рабочим столом, отгороженная от посетителей экраном компьютера: мы видели лишь через открытую дверь, что за компьютером кто-то есть. А потом она стала появляться и в зале выдачи лекарств. Особенно, когда посетителей было много и образовывалась очередь. Высокая и стройная, она сразу же притягивала к себе взоры. А я вообще никогда не умел скрывать свои тайные мысли: «стоит женщину нам полюбить, ей тотчас же известно об этом: наша тщательно скрытая прыть для неё не бывает секретом». Это, видимо, как раз обо мне. Словом, как-то так само собой сложилось, что Яэла обратила внимание на мои восторженные взоры и почти всегда замечала мой приход. Вначале она просто выглядывала из-за экрана компьютера. Затем при моём появлении стала всякий раз приходить в зал и брать у меня рецепты. А потом мы вдруг стали попадаться друг другу на улицах города и всегда приветливо здороваться. Я решил расспросить о ней работницу аптеки русскоязычную Риту (естественно, по-русски, чтобы никто не понял, о чём речь):
— Ритуля, скажи: кто такая эта ваша новая хозяйка Аэла?
— В смысле?..
— Откуда она взялась?
— Приехала недавно из Хадеры. С мужем разошлась.
— Богатая что ли?
— Имущество при разводе поделили, так что появились деньги на свой «эсэк» (бизнес – с иврита).
— Хавер (что-то типа английского бой-френда) есть?..
— Не знаю. Есть, наверное, — молодая, красивая, оборудование простаивать без дела не должно. Так ведь?
Я посмеялся и ушёл.
В следующее посещение Яэла, как всегда, при моём появлении опять любезно пришла меня обслужить:
— Тебя «Игор» зовут? – спросила она меня, взглянув на рецепт, где красовалось моё имя.
— Правильнее – Игорь.
— Извини. У нас так не напишешь. Одного из лекарств сейчас нет, будет завтра после 12-ти. Устраивает?
— Меня у тебя, Яэла, всё устраивает (на иврите нет обращения на «вы», любой бомж или дворник может обратиться к главе государства на «ты»)!
— Зайди-ка ко мне в кабинет, — она прикрыла за нами дверь и предупредила дежурную по залу: «Не беспокоить, я занята!».
Едва лишь мы остались наедине, она принялась расстёгивать мою одежду. А я в некотором замешательстве взялся за её джинсы. Расстегнув ремень и пуговицы, я осторожно сдавил её красивые волосы с обеих сторон головы и впился в губы жарким поцелуем.
— Рак рэга (секундочку)!.. – прошептала Яэла и, повернувшись на 180 градусов, легла грудью на стол. Мне оставалось лишь приспустить с неё джинсы и трусы. Потом я пропустил сбоку руку ей под живот и нащупал густые волосы. Отыскать бугорок возбуждённого клитора не составило труда. Я смочил пальцы слюной и вернул руку на место. Яэла часто задышала. Через некоторое время я услышал:
— Хватит, не мучай меня!..
Не переводя руки назад, я отыскал между ног Яэлы свой давно находившийся на боевом взводе член и направил его в её жаркую влажную от возбуждения письку.
— Помедленне и поглубже, — прошептала моя красавица.
Всё-таки так долго, как хотелось бы, не получилось – Яэла довольно быстро кончила, а вслед за нею не выдержал и я.
— Погоди, не вынимай, — попросила моя подружка и, потянулась к ящику, где у неё лежали прокладки.
Через минуту мы оба стояли одетыми, как будто ничего и не было.
— Ты… не боишься вот так? В смысле – без презерватива?
— У тебя что – СПИД?..
— Да ты что?! Нет, конечно.
— Дурачок. Я ведь в аптеке работаю!..
Вечером в условленном месте Яэла «подхватила» меня и на своей машине отвезла в аккуратный загородный домик. В аптеке мы больше никогда ЭТИМ не занимались – смысл пропал. Связь продолжалась два месяца, потом я Яэле надоел, она нашла себе более молодого и здорового. Но дружить мы не перестали. Только вот обслуживать меня она в рабочий зал больше не приходит – для этого у неё есть специальный персонал.

Запись опубликована в рубрике Эротические рассказы: Измены. Добавьте в закладки постоянную ссылку.